02:01 

Путевые записки трех эльфов, одного полукровки и Создатель знает кого еще.

злоехидный телепат
Надо мне сыскать колдуна-оленя (с) Мельница
Это история о том какими бывают путешествия. А, может быть, не только об этом.
Авторские пунктуация и орфография сохранены.

P.S. пост игровой, посторонние комментарии будут удаляться.
запись создана: 03.04.2015 в 03:51

@темы: Игры, которые играют в нас, три эльфа не считая полукровку

URL
Комментарии
2015-04-03 в 03:56 

злоехидный телепат
Надо мне сыскать колдуна-оленя (с) Мельница
Когда-то давно, еще на заре юности, Элиару довелось прочесть интереснейшую рукопись. То был дневник Вайнаэра-скитальца, в котором хитрый эльф описывал свои странствия и приключения, пережитые в человеческих землях. Тот герой полюбился молодому эльфенышу настолько сильно и был так близок и понятен, что… это отразилось и на дальнейшей судьбе. Или, хотя бы придало ей какой-то смысл.
Много-много лет спустя Элиар, более известный в Вирране, Аласских княжествах, Империи Лир и Сиоре как Остроухий прощылыга, так и не избавился от желания свернуть автору сих хроник шею. Собственноручно. Недюжинный талант, его великолепный язык, тонкий юмор и действительно интересный сюжет рассказов из века в век делал книжонку настольным чтивом подрастающего поколения, что было бы неплохо, окажись там хоть слово правды.
Поэтому каждый раз, покидая багословенные земли родины, по поручению Совета, странствуя по реальным, а не выдуманным писакой странам и городам Элиар ведет что-то вроде записей. Мысленно, так как его служба обязывает хранить в тайне проделанный путь и выполненную работу, во всяком случае, какое-то время. Элиар обещает себе, что по возвращении наконец-то засядет с пером и чернилами под любимым деревом в саду, дабы великолепным языком, с тонким юмором и недюжинным талантом записать достоверную историю ужасов и лишений, что поджидают юных идиотов за пределами светлого края. Чтобы больше ни один из этих обалдуев не рвался в сей совсем не прекрасный край.
«Не повторяйте моих ошибок» – вот как он начнет свою повесть.
Потом можно написать про... придорожные трактиры, вроде того, в котором они остановились в этот раз.

…Сегодня мы проехали всего лишь десять лиг, но я хорошо знаю эти места, а потому настойчиво увлек спутников к притулившемуся на обочине обшарпанном постоялому двору. Это место называется «Свиная голова», и оно славится своими клопами на полмира, лишь только потому что пересечь Аласские княжества, минуя, сей смрадный приют невозможно.
«Свиная голова» преотвратное место – цены здесь непомерно высоки; кухня наводит на мысли о голодовках, достаточно длительных, чтобы забыть её вкус, это если не вывернуло наизнанку от вида и запаха; комнат всегда не хватает и они, даже если изначально рассчитаны на двои,х вмещают не меньше пяти немытых тел. Клопов я уже упоминал.
Если говорить про местную публику, то она разношерстна, разномастна, разноязыка, но есть то, что объединяет всех собравшихся под темной от пролитых на нее дождей крышей – абсолютно все постояльцы недовольны друг другом. Еще только переступив порог натыкаешься на колючие, неприветливые взгляды. Они как бы говорят тебе – «Проваливай отсюда, мы и так спим стоя, как кобылы какие-то!», и только на лице хозяина (в неизменном засаленном и драном фартуке) расцветает радушная улыбка. Впрочем, лично мне он не улыбается. Для человека у него очень хорошая память на лица, более того он никогда не путает представителей разных рас и народов между собой и всегда знает к кому и на какой языке стоит обратиться с бранным словом. Эльфы – единственное серьезное исключение. При нашем появлении хозяин бледнее, его руки начинают мелко трястись, а взгляд становится затравленным и несчастным. Для урожденного вирранца это и неудивительно. Если пользоваться одним из человеческих наречий, то Виррана – «город, рожденный дважды». Даже пять веков спустя по её улицам и заколкам ходят рассказы о том, как три наших соплеменника (Миллен из рода Реннар, Майа из рода Силь и Джесиэл и рода Д’Иоре) заключили город в кольцо черного пламени и медленно испепелили. Дом за домом. Люди говорят, что только детям тогда было позволено покинуть город (потому что лишь детей эльфийский народ щадил всегда и везде), но это не правда. Никого не выпустили из города, так же как вирранцы в той войне не выпустили никого из храма Спасителя в лесах рода Силь, скорбь о тех нечастных поныне живет в наших сердцах.
Каждый раз не могу не отдать должного жадности этого человека, дрожа и ужасаясь, он, тем не менее, берет мои деньги и отправляет спать в комнату ровно той степени мерзости, на которую хватило денег.
К слову, причина моего желания посетить именно «Свинную голову» вовсе не ностальгия по местным клопам. Просто все заведения, что можно встретить дальше не могут похвастаться даже такими сомнительными прелестями…


Если раньше Элиар всего лишь досадствовал на то, что никак не выкроит время на столь угодный Создателю труд, то примерно с полудня двенадцатого дня третьего месяца серебряной луны он будто воочию видел в своих руках тяжелую рукопись, уже прошитую и готовую быть представленной публике. Точно так же отчетливо ему представлялось как этой самой рукописью он, без малейшей жалости и тени сомнения, проводит воспитательную работу со своим юным спутником. Эльфийский народ очень привязан к своим детям, внимателен, чуток, заботлив и нежен, поэтому «воспитывать» Элиар стал бы наследника дома Д’Иоре по заднице, а не по голове, как хотелось изначально. И, если быть совсем честным, то делал бы это вовсе не книгой, а хотя бы хворостиной, но ведь такое обращение Ави не вразумит, а обидит. Да никто и не позволил бы слуге Совета поднять руку на то, что рано или поздно будет в том Совете заседать.
– Это же невозможно есть, – возмутился Ави, разглядывая поданное «блюдо». К счастью оно ни разу не моргнуло в ответ. И даже не дернулось.
– Невозможно согласился, – Лиар, он жевал старательно и вдумчиво.
– Можешь поужинать в комнате, у тебя еще с обеда должны были остаться галеты, – вместо того, чтобы сразу тащить в рот местную… «пищу» Элиар аккуратно разделил её на много маленьких кусочков. Достаточно маленьких, чтобы в них не было совсем неприятных сюрпризов.
До этого ужина галеты были точкой преткновения кулинарных взглядов зрелого и незрелого поколений. Незрелое считало, что есть их третью неделю подряд совершенно невыносимо, зрелое прекрасно сознавало, что рацион мог быть и похуже. Например, сейчас он был значительно хуже.
– Здесь наверняка подуют хоть что-то нормальное.
– Наверняка нет.
«Ты мне просто мстишь», – читалось в темных глазах Ави. Вслух он этого так и не произнес, хотя бы потому, что на вполне резонный вопрос: «За что именно, юный лорд, я вам мщу. Тем более так страшно», – ответить было нечего, разве что извиниться за пренебрежение запасом провианта, но Ави лучше умрет от голода.
– Я пойду в комнату, – есть то, что имеет однородный цвет и умудряется одновременно склизко стекать с ложки и покрываться твердой корочкой, в самом деле невозможно, тем более с непривычки может прихватить живот, а проделывать завтрашний путь, останавливаясь подле каждого мало-мальски раскидистого и благоуханного куста, обернется ночевкой в месте еще более неприглядном. – Возблагодарю Создателя за дары его.
– Поужинай, – все же посоветовал Элиар в спину своему подопечному и во всех дальнейших событиях априори был виноват он, потому что «ну, ты же меня отвлек»…

…драки в трактирах, кабаках и на постоялых дворах явление того же порядка, что и дождь. Оно может быть внезапным, мелким, закончится так же быстро, как и началось. Или напротив вы заранее почувствуете тяжелую атмосферу, в воздухе будет висеть напряжение, вот-вот сверкнет первая «молния» и кто-нибудь обязательно – обязательно! – с грохотом уронит кружку.С эдаким громовым раскатом.
Драки в «Свиной голове» больше всего похожи на осеннюю слякоть. Во-первых, их не избежать вляпаешься, как ни лавируй. Во-вторых, обязательно окажешься мокрым. Из раза в раз находится умник, который начинает швыряться кружками местного пойла. Будь он проклят, сын змеи и помойной крысы!
Хотя кинуть эту дрянь куда приятней, чем пить.
Обернувшись на мой голос Ави случайно задел бородатого, мордатого и нетрезвого бугая. Я давно ждал чего-то подобного. Лорд привык, что ему уступают дорогу, конечно, так и полагается по правилам этикета нашей родины, но все же мы там, где мы есть, а не там где нам хотелось бы быть. Ави всего лишь слегка толкнул пьянь плечом, но много ли надо сброду, чтобы озлиться на того кто в два раза уже и на голову ниже?
После этого началась драка и, признаю честно, что в этот раз тем самым презренным выродком, швырнувшим самую первую кружку в наглую, пьяную, бородатую харю был именно я.
Выводов из этого можно сделать два.
Первый – даже будучи лордом в человеческих землях смотри куда идешь.
Второй – иногда благородным фаэрбором приходится пренебречь в пользу пивной кружки.
Кстати, этого не видно, но на закопченных потолочных балках под потолком вырезаны руны блокирующие магию. Точно такие же, как те, что змеятся по стенам домов, вдоль каменных улиц, проулков и даже опоясывают трущобы города, рожденного дважды…

URL
2015-04-04 в 13:41 

Черный голубь
"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)
Вирранский трактир, в котором они остановились, был, по мнению Лиара, не хуже всех прочих, в которых ему доводилось бывать. Самое главное, он не выделялся из общей массы ничем подозрительным. Этот трактир не был тем заведением, которое любят посещать преимущественно городские воры, или городские головорезы, или, хуже всех их, взятых в одном месте, - городские стражники. Да, здесь было грязновато, - но зато довольно просторно и всем хватало места. Да, здесь стояла духота и воняло уксусом, чесноком, потом, нестираной одеждой и дешевым пойлом, плещущимся в кружках и подсыхающим на столах лужами, - но зато было тепло, гораздо теплее, чем снаружи: камин, над которым из деревянного медальона свирепо высовывалась кабанья голова, не жалел жара. И, конечно, света, в отличие от скупердяев-светильников, прячущих огонечки за своими мутными стеклами, словно самое дорогое сокровище. Да, сегодня здесь было людно, а также гномно, карлично, хоббитно и эльфно - но, по крайне мере, никто из посетителей не прятал свое лицо под темным капюшоном или за магической личиной, и ни в одной из рас не угадывался метис орка с огром. Каждый был тем, кем он здесь был: двое, сидящих над уже пустыми тарелками, но все так же полными вместительными кружками - выпивохами; трое разодетых постояльцев, склонившихся над неглубоким ящиком с дерущимся в нем скорпионами, - купцами, делающими ставки; тип с пушистыми кошачьими усами и плутоватыми глазами, призывно погрёмывающий костями в стаканчике, - игроком и почти наверняка шулером; рыжая девица с бокалом вина (наверное, самым чистым, который нашелся в трактире), закинувшая ногу на ногу и почти выложившая свое белотелое пышногрудое богатство наружу из декольте, - проституткой; а юноша с шевелюрой совершенно дикого сливового цвета, бренчащий на лютне и блеющий педерастическим тенорком, - бродячим вагантом.
Мало-помалу, согревшись и попривыкнув к обстановке, Лиар расслабился; послал рыжей девице с бокалом обещающую улыбку, а в вывернутый берет под ногами ваганта - целую серебряную монету: все-таки песенка, несмотря на ее провокационный характер, была остроумной.

Как бы то ни было, Лиар считал, что их кружка жизни наполовину полна.
Юный лорд Ави, судя по выражению его личика, считал, что их кружка жизни пуста, и куда больше, чем наполовину.
Судя по выражению лица благородного Элеара, он был убежден, что в их кружке - ослиная моча. Не хуже, чем та, которой здесь разбавляют пиво. Впрочем, пиво себе взяли только они с Лиаром. Ави получил ягодный морс, чем был ужасно недоволен и полвечера бурчал свои несогласности. Не понимая, сколь миловала его судьба на сей раз.

Эти двое чистокровных холеных неженок, едва оказавшись здесь, выглядели так, словно они умерли и попали в ад. Особенно младшенький, побледневший и поникший головкой, словно горный подснежник. Элеар поспешно усадил его за стол у приоткрытого окна, где духоты и вони было чуть поменьше. Потом усадил себя, с великой тщательностью, удивительным образом стараясь как можно меньше соприкасаться одеждой с засаленной лавкой и столешницей. Адовым наказанием для Ави и Элеара в этой таверне было, кажется, все: начиная от скудного освещения и заканчивая едой - которую юный лорд попросту отказался запихивать в себя через силу, а Эл разделил сначала пополам. Потом на четверти. Потом, подумав, - на осьмушки. Смотреть на них тошно.
- Да ладно вам, овсянка как овсянка, - не выдержал Лиар, распробовав недоваренное, слипшееся, комковатое, но, тем не менее, съедобное содержимое своей миски, - Это даже мой конь ест.

В пути до вирранского трактира он почти и словом не перекинулся со своими компаньонами; Элеар вообще не отличался болтливостью, а обращаясь к Ави, демонстративно переходил на чистейший эльфийский с его певучим акцентом. Такому языку своих полусоплеменников, - языку, предназначенному для высшего двора, а не улиц, - Лиару, понятное дело, негде было выучиться. Потому он почти ни слова не понимал. Ави, в отличие от своего старшего товарища, заботился об этой непонятной конспирации меньше и за всю дорогу Лиар услышал от него "Не хочу", "С какой это стати?" и "Тебе напомнить, с кем ты говоришь?" немало раз. Старший и младший пререкались друг с другом почти на каждом шагу.
Лиар в который раз мысленно спросил у себя, что бы мешало ему бросить напыщенных и чванливых чистокровок на первом же постоялом дворе и быстрее ветра упылить на Некраденом на любой край света? Пусть бы дальше ехали в свои дебри за своим Граалем... И в который же раз отвечал себе: потому что теперь над тобой висит долг, невезучий ты полукровка. И не больно-то далеко ты с ним уедешь. Хотя, может, не такой уж ты и невезучий, - в должниках тебе все-таки ходить не век вечный, а благодаря Элеару из рода Таковских и дома Сяковских ты вообще можешь ходить по земле. Почему, интересно, он помог выбраться из этой тюремно-судебной передряги именно тебе? Мало ли там сидело таких вот бродяг, не хуже тебя сгодившихся бы в проводники. Что же это - провиденье какое? Лиар верил в богов, хоть и не особо ревностно их почитал. И, судя по тому, что произошло, - наверное, кто-то из богов тоже верил в него. Стало быть, и долг в его случае придется возвращать не только Элеару, но и кому-то там из похлопотавших за его шкурку небожителей.

Тем не менее, Элеара требовалось вызвать на разговор. Об их дальнейшем путешествии. Лиар дочерпал ложкой остатки того, что было в его миске, хлебнул из кружки, прополоскал рот, проглотил и облокотился о стол:
- Раз уж все наелись, напились и капризно нафыркались над тем, что они ели и пили, - может, обсудим кое-что, а, благородный? Сдается мне, что...
Благородного Элеара не слишком интересовало то, что там сдавалось Лиару. Только на сей раз это было вызвано не пренебрежительным отношением, - просто то, что творилось в этот момент у Ави и одного завсегдатая трактира, требовало его внимания настойчивее.
Элеар не стал дожидаться, пока непочтительное обращение с юным незадачливым лордом перейдет все допустимые границы. Агрессивный бугай, которого спьяну так некстати потянуло на сомнительные "подвиги", угостился метко и сильно метнутой в него кружкой и отправился в оглушенный сон на пару мгновений. Лиар обреченно вздохнул: там, где дерется пара гостей трактира - дерется уже и тройка, а там, где тузит друг друга тройка - подтягивается и остальная половина. Из юного и порядком растерянного лорда и парой дружков бугая, теснивших его, как раз и набиралась такая тройка.

Что ж, в эту потасовку его так и так неминуемо втянут, - но пусть Ави хотя бы не успеют вытереть здесь все столы.

Ухватив прекрасное и светлое будущее дома Д'иоре за шиворот и дернув так, что юный эльф поперхнулся воздухом, Лиар пихнул это самое будущее поближе к Элеару. Может, потом ему это и припомнят, но сейчас совсем не до учтивостей и церемоний. С теми двумя, жаждущими мести за своего товарища, обиженного в затевающемся трактирном бою товарища, Лиар тем более не собирался церемониться: рванул на себя одного, засадил ему коленом под дых и оттолкнул в сторону его собутыльника. Обоих хмырей такой напор огорошил. Но только в первые минуты и ненадолго.
К тому моменту как Лиару более-менее удалось отцепить от себя противников, - дым коромыслом стоял уже во ВСЕМ трактире. Успокаивало, по крайне мере, то, что никто не пытался колдовать. И никто не пускал в ход ножи; правда, уже трещали и разлетались в щепки деревянные стулья, звенела посуда и раздавались женские визги. Трактирщик, позабыв про свою робость перед благородными гостями-эльфами, вопил, что всех сейчас повыкидывает из своего заведения, одного за другим, если эта свалка немедленно не прекратится. Каким же образом он будет это проделывать - хозяин "Свиной головы", видимо, и сам не знал: вышибал в его заведении, что странно, не наблюдалось. Все-таки это не то, на чем стоило бы экономить в его случае.
Ругань трактирщика отвлекла Лиара на пару секунд, и ему тут же влепили в остроконечное ухо откуда-то слева, сбив с его эльфийской половины еще процентов двадцать. Лиар вернул обидчику удар локтем в висок, но о его затылок вдруг со всхлипом разбилась тарелка (о Великий, откуда в таком заведении - стеклянные тарелки?!). Все на всех, да? Лиар мотнул головой, прогоняя из нее капризный звон - и тут же почувствовал, как вокруг его шеи сомкнулись лапы того здоровенного верзилы, которому с самого начала прилетело тяжелой кружкой от Элеара. Дожидаться, пока в глазах зарябит от нехватки дыхания, Лиар не стал и, торопливо нашарив на столе остатки разбитой тарелки, ухватил щепоть осколков и всадил их почти под самый глаз противника.
Пока этот здоровенный родственник того борова, чья голова красовалась над камином, жмурился и с воем раздирал себе лицо, пытаясь выковырять мелкие осколки, Лиар прислонился к стене. Провел рукой по вихру волос, выуживая остатки тарелки.
Это обычный, самый что на ни есть наиобычнейший трактир. Обычный вечер. И самая обычная рядовая драка, какие затеваются везде. Пусть кружка жизни подпрыгивает и плещется, но из ее половины пока так и не проплеснулось мимо, а значит, и не стало меньше.
Лиар расхохотался, задрал голову и крикнул куда-то в потолок, как будто трактирщик с перепугу вскарабкался туда, под самые стропила:
- Эй, хозяин! Еще кружку благородному эльфу!
"Вот именно, хорошо бы ему еще кружку, раз они в его руках - такие снаряды... Потяжелее, побольше и можно даже без пива - оно с мелкого и так бежит, как с потной мыши".

2015-04-04 в 17:52 

Нанатян.
Средства-то у нас есть! У нас ума не хватает! (с)
Если до этого момента Ави, которого собрали в двадцать пар рук, поцеловали в лобик на прощание («Ну точно покойника» хмуро подумал юный наследник дома Д'иоре) и с благословением матушки, отца и всех известных эльфам богов, выпнули за порог с пожеланием доброго пути, здоровья и исполнения долга, считал, что его дорожная жизнь не так плоха, то теперь он экстренно пересмотрел свои взгляды. Да и было с чего.
До того «славного» мига, как его нога переступила порог трактира с настораживающим названием «Свиная голова», юный эльф считал, что самым кошмарным может быть только то, что когда ты спишь, тебя с землёй разделяет жалкое количество ткани. Конечно, сколь угодно бы знатным ты ни был, никто не попрёт с собой в поход двуспальную кровать и перину. Конечно, он бы и сам должен уже выбросить из головы подобные глупости, раз так остервенело и страстно хотел стать взрослым не только на словах, но на деле. Впрочем, сказать и подумать всё это было куда проще, чем исполнить. И юный отрок эльфийского дома чувствовал, как от всего этого у него начинают чуть подрагивать кончики ушей. Странная реакция с детства на пугающее и неприятное.
Трактир, если это место вообще можно назвать подобным словом, выглядел как архетектурный выкидыш на его эльфийский и весьма привередливый вкус. Но спорить с Элеаром было непродуктивно. Их отношения и так строились на взаимном клацаньем зубами. И если со стороны наставника это было скорее снисходительно-взрослое и беззлобное в общем, мол «А ну цыц, пакость мелкая», то со стороны самого Ави порой до абсурда напоминало какой-то вызов, которого понять не мог даже сам мальчонка. В общем, с выбором остановки пришлось смириться. Тем более даже Лиар, к которому эльфёнок относился немного настороженно, но с любопытством, не сказал ни слова.
А зря.
Ави страдальчески наморщил носик. В самом деле, как можно сидеть в помещении, где ТАКОЙ запах?! Нет, конечно, он не требует, чтобы тут пахло розами или любимыми духами матушки, которые напоминали ему о кондитерской лавочке, в которую его порой водила тётушка. Но неужели можно терпеть такую какофонию валящих с ног ароматов?! «Боги, если вы видите мои страдания, спасите меня, а?» неуверенно попросил он про себя.
Чтобы хоть немного отвлечься, Ави украдкой огляделся. Не смотря ни на что, ему было до страсти интересно увидеть эту сторону обычной жизни. Заточённый в золотой клетке высокого происхождения, он мог видеть обычный мир только в рассказах наставников, которые занимались его обучением, самым интересным из которых был Элеар. Хотя учиться у него чему-то молодому наследнику пришлось пока не очень много. Но каждый раз хотелось ещё.
«Этот жуткий сброд» поморщилась бы на его месте наставница Мэлиан. Она была самой юной, обучала его манерам и этикету, терпеть не могла нерях и сколь бы то ни было неприятные запахи, потому повсюду таскала с собой маленький фиал с духами, чтобы при удобном случае облить ими всё, что источает вонь. Ави невольно про себя хихикнул, представив, какой удар хватил бы Мэлиан, окажись она на его месте.
Отвлечься надолго не удалось. И аппетит пропал абсолютно. Ави стало даже немного завидно. Лиар чувствовал себя тут, словно захаживал не раз и не два. Элеар, конечно, был не в восторге, но от него эмоций вообще было дождаться так же легко, как вдруг возникшего мира и любви между эльфами и людьми. Так что было решительно непонятно, что он там себе думает о сервисе и обстановке в целом. Впрочем, распиленная на кусочки овсянка или то, что за неё выдавалось, говорила сама за себя.
– Это же невозможно есть, - то ли возмутился, то ли просто констатировал факт Ави.
Просто потому что тишина за столом начала уже немного раздражать.
– Невозможно, - согласился Лиар, он жевал старательно и вдумчиво, словно пытаясь нащупать в стряпне какой-то сюрприз. Причём неприятный.
– Можешь поужинать в комнате, у тебя еще с обеда должны были остаться галеты, - последовало предложение от Элеара.
На которое наследник Д’иоре ответил таким красноречиво обиженным взглядом, что могло показаться, будто эльф предложил ему закусить кем-то из членов семьи и запить свежевыжатой кровью. Ави бы обвинил Элеара в издевательстве, но понимал, что альтернатива его ужину небольшая и очень грустная. Он окинул печальным взглядом несостоявшееся кушанье, вспомнил слова Лиара про то, что Некраденый питается этим, во всех отношениях, кошмарным яством и пожалел бедное животное.
– Здесь наверняка подуют хоть что-то нормальное, - сделал он ещё одну попытку не умереть с голоду
– Наверняка нет, - как отрезал, ей богу.
Ещё один взгляд, призванный упрекнуть в издевательстве над айри, но он не достиг цели. Впрочем, как обычно.
Ави смирился с участью голодного, холодного и никем непонятого, поднялся и уже было направился в комнату, даже оповестив об этом спутников, но брошенное в спину Элеаром пожелание заставило чуть дёрнуться и обернуться. Колесо судьбы насмешливо скрипнуло и остановилось на пару мгновений, чтобы потом завертеться с безумной скоростью.

В своей жизни Ави ни разу не дрался по-настоящему. Если не считать немногочисленные тренировки, которые на драку походили очень отдалённо. Потому, естественно, что вызверившийся на него бугай, которого он, оказывается, совершенно случайно задел плечом, привёл в лёгкое замешательство. Страх подоспел следом, когда в глазах того недвусмысленно отразилось желание свернуть вставшей на пути мелочи шею. Если и были в голове основы самообороны, в тот момент они позорно сделали ему ручкой и слиняли с обещанием не появляться ещё очень долго. Наверное, его ступор так и продлился бы до момента бесславной гибели от руки огромного пьяного мужика. Но тут откуда-то со стороны прилетела кружка пива. Прилетела, изящно вписалась прямо в голову. Если точнее, «прямо в морду!» как радостно бы его завопила младшая сестрёнка, словив за это нехилый подзатыльник брата. Пиво, конечно же, выплеснулось, жёлтым фонтаном брызг обдав всё вокруг, заодно и самого Ави. И не успел наследник эльфийского рода возмутиться, как его кто-то (при ближайшем рассмотрении оказавшийся Лиаром) бесцеремонно дёрнул в сторону и сунул за спину Элеара, спрятав от начавшегося светопреставления.
Было страшно. Жутко страшно и одновременно интересно, потому он вцепился пальцами в плащ наставника, выглядывая из-за спины. В другой момент Ави посчитал бы себя трусом, но в данный момент понимал, что в этой безумной драке с его навыками он отделается в лучшем случае свёрнутой шеей.
В ходе развернувшихся боевых действий над Ави пролетело ещё несколько кружек, но внимания на это тот обратил не больше, чем на дуновение ветра. Спрятавшийся между Элеаром и стеной с грязным окном, молодой наследник заозирался по сторонам, словно ища, куда бы слинять, пока его всё же не пришибло. Хотя, он, конечно, знал, что наставник скорее сравняет трактир с землёй, чем позволит такому случиться.
- Мы же не собираемся оставаться на этой вечеринке с ночёвкой? – стараясь перекричать шумовое оформление драки, поинтересовался у Элеара Ави.
Если быть честным и откровенным, ему уже не терпелось сбежать отсюда, но вещи остались в комнате, а дорогу к ней преграждало буйное полчище пьяных и не очень не_только_людей. И с этим надо было что-то делать. Но мысли и без того скачущие, как бешеные зайцы, разлетели испуганно из головы, когда сквозь общий шум он услышал смех Лиара и его бодрое:
- Эй, хозяин! Еще кружку благородному эльфу!
Ави подумал, что это точно не про него, ему алкоголя было достаточно. Он облизнул горьковатые от пива губы и шмыгнул носом.

2015-04-05 в 00:04 

а жаба когда-нибудь смотрела вам в глаза?
Всю последнюю неделю шел дождь. Промозглая изморось, столь характерная для осени, казалось, следовала за Тересой по пятам, заставляя зябко кутаться в теплые северные пледы, убранные уже было в сумки до зимы. Весеннее солнце появилось только раз, когда она пролетала над узенькой извилистой речкой Малинкой, тянущейся вдоль ларского тракта до самого поворота на Вирран. Тогда вдруг стало тепло, и на поверхности воды заплясали солнечные блики, как бы предвкушая будущее лето. Засмотревшись на воду, Тесса пролетела на пару лиг дальше, чем следовало, и возвращалась назад, под собственное хихиканье. А потом опять начался мелкий дождь. В Лоэрском лесу, неспешно тянущемся вдоль вирранского тракта, погода оказалась еще хуже и, чихая и сморкаясь после пары ночей под открытым небом, Тереса поняла что за ночь у камина в тепле, готова потерпеть душную вонь придорожного трактира.

Не то чтобы у Тессы было такая необходимость в спешке и полете без остановок, скорее она сама не могла усидеть на месте с того момента как узнала о грядущем возможном возвращении эльфийской реликвии ее народу. Собственно, знание это пришло из письма от АльТирра, у которого девушка поинтересовалась не желает ли он составить ей компанию на турнире бардов в Метелле. Давний друг отписался делами, но честно поделился информацией о том, что может с успехом заменить с пяток Метелльских турниров. Элиар едет востанавливать историческую справедливость в отношении отдельно взятой частной эльфийской собственности. Еще и не один. В принципе, одного вечного стрелочника совета было бы достаточно для превеселого времяпрепровожения, но компания полукровки и юного наследника дома Д'Иоре делала эту эльфийскую экспедицию особенно очаровательной. АльТирр знал Тересу не первый десяток лет и совершенно точно умел потакать ее второй большой страсти - наблюдать, как люди и эльфы отвешивают друг другу дипломатических плюх, она могла бесконечно. А великое разбирательство с эльфийским граалем было для Тессы тем привлекательнее, что верояность встретить на нем мага Нилиса Алого, которого она пыталась убить уже второй год, была весьма велика.

Первым встретившимся по пути трактиром оказалась Свиная Голова и Тереса на минуту задумалась об очередной ночевке под открытым небом. Сишком уж непортебным помнилось ей это место. Остановившись, она некоторое время размышляла, а затем решила все же зайти в трактир. За пару монет хозяин вспомнит любого из хоть сколько нибудь приметных посетителей, а породистая эльфийская физиономия Элиара верно не останется незамеченной. Проехать мимо, двигаясь по вирранскому тракту, он вряд ли сумеет, а узнать, насколько ушастые впереди Тессе стоило бы.
Решившись, девушка немного отлетела назад и, устроившись над самой землей, принялась искать деревянные башмаки. Дождь шел не первый день и Тессе не хотелось месить ногами топкую грязь, но залетать на ковре в Голову было совершенно неразумно. Один раз, лет девяносто назад, ей уже перерезали горло в подобном трактире, и девушка точно усвоила что молодая баба, предположительно магичка не отягощенная деньгами это одно, а молодая баба, предположительно магичка, с драгоценным артефактом это другое. Опять умирать и потом год разыскивать свой скарб не хотелось.
Вытащив башмаки, Тесса упихала на их место в сумку один из пледов, обулась и с сожалением слезла с ковра. Свернув его и поплотнее перевязав ремнем, девушка закинула его за спину, взвалила на плечо сумку и, завернувшись в плед, осторожно побрела в сторону Свиной Головы, стараясь не подскольнуться в жирной грязи.
Через четверть часа она вышла из-за поворота к трактиру и, пару раз чихнув под насмешливым взглядом совсем юного мальчишки-конюха, выглядывавшего из-под навеса у конюшни, добралась до входа. Остановивись перед ним, Тесса прислушалась и осторожно приоткрыла дверь, заглядывая внутрь. Драка посреди общей комнаты еще не затронула весь трактир, и девушка, тихонько прошмыгнув внутрь, прямо перед каким-то парнем в плаще, бочком вдоль стены принялась пробираться к камину. Хозяин, флегматично наблюдавший за дракой кивнул ей и крикнул, что ночлег две серебрушки.
- Совсем совесть потерял.. - буркнула себе под нос Тереса, кивнула, соглашаясь и уставилась на драку, в которой промелькнуло чье-то знакомое лицо.
Прелести эльфийской дипломатии были прямо на лицо. В драке прямо перед Тессой со смаком участвовал Элиар.

2015-04-06 в 04:39 

злоехидный телепат
Надо мне сыскать колдуна-оленя (с) Мельница
Оружие во время мордобоя в ход пускают только дураки, и одному такому дурню Элиар хорошенько засадил в солнечное сплетение. Благо Ави теперь жался к стене и не мешал.
Эльфы, которые много разъезжают по человеческим землям, обычно очень плохо заканчивают. Элиар знал, что никто из них не умер от старости, но главное, что никто из них не помер от скуки!
Далеко отходить от айри было нельзя, а потому если сейчас по голове ударят, то косым Элиар и останется до конца дней своих, потому что следит одновременно и за вертлявым противником и за тем как бы «драгоценность» не попортили. А пинок в голень он пропускает. Ну, почти пропускает.
«Надо будет потом научить прятаться» обязательно пришло бы в голову Элиару, если бы еще и на мысли времени хватало.
Драки в трактирах – это, конечно же, дикость. И варварство. И приличные эльфы так себя не ведут, но что-то в них все-таки есть… Вот зашел в вонючий трактир в компании с маленьким пакостником, которому даже задницу надрать не можешь, на тебя постоянно косится полукровка и корчит такую рожу, будто ты пыль у его умудренных жизненным опытом ног (что уж говорить о чересчур умной голове?), а потом подрался и полегчало. Люди в таких случаях говорят «выпустил пар».
Элиар выпустил из рук чужой воротник, как раз вовремя, чтобы его хозяин на чужой локоть налетел.
Ловкость очень выручает, а уж как выручает ловкость вкупе с поставленным ударом. Раз выручает. Два выручает. И три выручает, но какая-то паскуда с дворнягу ростом умудряется цапнуть и почти прокусить сапог. Вот тварь! Позади раздается треск. Это добрались не только до посуды, но и до мебели.
«Немного осталось», – подбирается Элиар, сперва ловит, потом пинает обнаглевшую мелочь, налетевшую на него со спины, а потом меняется с ней местами и партнерами по спаррингу (благо, здесь всем без разницы в кого кулаками махать). Теперь он боле менее близко к обоим своим спутником. Ровно посередине, если быть точным. Полукровка у стены слева. Ави у стены справа. Один глотку дерет, второй – трясется.
А потом громкий «хлоп!», и тишина в таверне стоит оглушительная. Оглушенная. Особенно после грохота и криков.
Все драчуны – то есть почти все кто был в трактире – разом повернулись и пялятся на хозяина. Тот держит в руках револьвер. Ага, самый натуральный. Тяжелый. Шестизарядный. С широким дулом. Элиар как-то видел его вблизи и помнит, что там даже ручка инкрустирована перламутром. А по барабану идет затейливая вязь гравировки. Дорогая штучка, на заказ делали.
– Сядьте, – трактирщик хмурится, а «дорогая штучка» смотрит дулом вниз.
– Че? – возникает вопрос из противоположного угла, так что Элиар слегка переводит дух. Было бы хуже, если…
Бах!
…спросил кто-нибудь из соседей.
– Ланка,– орет хозяин, – выкинь эту падаль!
Из кухни на его окрик протискивается повар. Едва-едва протискивается и совсем не потому, что дверной проем тут маленький.
И вопросов ни у кого больше нет. Недоумевающий насчет обхождения клиент молчит, в этот раз задира попался слабонервный, ему хватило дырки в стене рядом с ухом. А вот как-то раз быковатого и нахального (к слову, полукровку) пристрелили. Тоже было очень вразумительно. Хотя прелести заведению не добавило.
Все драки в «Свиной голове» именно так и заканчиваются, хотя есть еще кое-что…
– Ущерб оплатите, – требует трактирщик. И помощник Ланки желтоглазый и желтозубый гоблин проходится среди гостей с холщовым кошелем, в который некоторые нехотя, а некоторые сноровисто ссыпают монетки.
Элиар честно платит за разбитую кружку, сборщик шевелит тонкими губами и требует еще и за тарелку. Стеклянную. «Вот этот, – тычет пальцем в Лиара, – башкой тупой разбил. Платите». Было бы забавно отправить полукровку на кухню отработать – посуда стоит недешево. Было бы правильно пропустить какого-нибудь хлипкого «бойца», чтобы Ави не только испугался, но и вспомнил что значит обороняться. Но все это мимолетные радости, которые потом станут большими огорчениями. Пусть лучше эти два умника останутся ему благодарны, чем будут раздраженные и злые.
Особенно, эта благодарность ему пригодится в самом скором времени. Потому что компании их суждено увеличится и… И почему именно Тесса?
«Другого испытания не было, да?» – вздохнул Элиар, не смея перечить воле Создателя, тем более, что от рыжей уже не отвязаться.
– Отведи айри в комнату, – Ави молчит, так что его буквально вкладывают в руки полукровке. А сам Элиар присаживается за стол, поджидая давнюю знакомую.

URL
2015-04-06 в 23:04 

Черный голубь
"И если пространства - то не меньше, чем небо. И если свободы - то не на двоих" (Снайперы)
Лиар с опасением подумал, что по голове ему в драке врезали сильнее, чем он почувствовал. Потому что в первый момент показалось, что на пороге возникла все та же трактирная проститутка (к слову, такая же рыжая!), только удивительно похорошевшая собой, чуть прибавившая в весе для полной аппетитности телес, скромно покрывшая себе голову ярким платком и с типично женской жадностью до таких штучек увившая шею многочисленными, но сочетающимися друг к другу побрякушками. Красота была, словом, неописуемая, неуместная в подобном трактире, особенно сейчас, когда присутствующие никак не могли наораться, насобачиться и налупиться друг другом чем попало, и было этой красоты столько, что затылок у Лиара снова отозвался легкой болью от удара. Даже в тусклом свете он уже успел рассмотреть, что это была не та проститутка; рыжая трактирная девка, нимало не брезгуя этим, опустилась на колени прямо на грязный пол и шарила по нему рукой в поисках не то сережки, не то браслета, соря при этом словами не менее грязными, чем сам пол. Пришедшая гостья, по сравнению с ней, была не такой уж и рыжей; в ворохе ее многочисленных косичек, заплетенных тонко и тщательно, рыжий цвет прядок танцевал с пшенично-желтым и снежно-белым. Да и грудь у гостьи была больше, как оценил наметанный на такие вещи глаз Лиара - хотя за свою трактирная девка тоже могла не стыдиться.
Любоваться пришедшей посетительницей предстояло недолго: помешал громкий выстрел, знаменующий о том, что кое у кого лопнуло терпение. Хозяин трактира вернулся, но не с запрошенной для Эла кружкой. А с револьвером, заряженным и исправным. Лиар вздрогнул и сильнее вжался в стену: с огнестрельным оружием шутки плохи. Рано он порадовался насчет того, что шумный вечер обошелся без ножей и файерболлов. Понятно теперь, почему здесь не держат вышибал; револьвер, к тому же, и кормить не нужно.
С револьвером в руках хозяин обрел былую уверенность; вместе с поваром, эдаким многопудовым молодцом и слугой-гоблином они неторопливо проходились от одного гостя к другому, настойчиво гнали спать всех перебравших, но заплативших за ночлег, выставляли за порог в сырую ночь перебравших и не заплативших за постой - и конечно же, не забыли с каждого содрать денег за то, сколько постояльцы успели накуролесить.
- Вот этот, - кривой гоблинский палец с грязным когтем ткнулся в сторону Лиара, - башка тупой разбил. Платите.
Очевидно, требовали уплаты за тарелку, а не за его разбитую голову, и требовали... сколько?!
- Да ты рехнулся, зверушка?! - вспылил Лиар, бросив быстрый, но полный сожаления взгляд в сторону шапки ваганта, в которую до этого так расточительно бросил целую серебрушку; ни шапки, ни самого ваганта на месте, конечно, уже давно не было.
- Из чего эти ваши плошки здесь изготовлены - из золота? И почему я должен...
Элеар не дал ему довозмущаться, заплатив гоблину сколько положено, молча и не торгуясь. После чего вернулся на свое место, не глядя ни в чью сторону. Может, было бы лучше, если бы поглядел, - как-нибудь так, по-своему вскользь, или рот бы презрительно покривил... Лиар медленно перевел взгляд с руки Элеара, протягивающего деньги, на его плечо.
- ... хорошо, - наконец буркнул он, хотя мало видел в этом особо хорошего, - Значит, буду должен.
"Конечно. Будешь. Есть. И был. В долгах ты, как в шелках, перед своим чванливым "благодетелем". Самому-то не противно?".
- Отведи айри в комнату, - было брошено ему веление со стороны все того же стола у окна.
Лиар непонимающе свел брови. "Ай-ри"? Это еще что за штука? Наверное, так чистокровки называют каких-нибудь своих горных овечек. Раз возьми за веревочку и отведи туда-то. Как же.
- Эй, парень, - окликнул Лиар притихшего Ави и прислонился к дверному косяку, - наверх пойдешь или с ними останешься посидишь?
Ему не было известно, как воспитывали своих отпрысков в высокородных эльфийских семьях, - зуэрги однозначно делали это иначе. Едва лишь ребенок подрастал до тех лет, когда уже умел отличать правое от неправого, а хорошее от плохого, - с ним вроде как начинались "считаться". Не говорили и не указывали ему, что делать, но прежде всего спрашивали: а как же он поступит? Как сам хочет поступить? Со стороны взрослых это была, конечно, та еще подлость, которую не всем детям хватало ума осознавать. Некоторые из них с радостью хватались за возможность сделать все по-своему - а потом расквашивали об эту возможность носы и коленки. Другие настороженно относились к предоставляемой им "свободе выбора" - но самостоятельно сделав выбор и приняв решение, потом гордились этим, невзирая на разбитые носы. Чувствовали себя взрослыми.
Но и тем, и другим детям зуэрги достаточно рано давали понять: не так уж много в ней такого замечательного и веселого, в этой свободе взрослой жизни.

2015-04-08 в 00:37 

Нанатян.
Средства-то у нас есть! У нас ума не хватает! (с)
Всё закончилось так же внезапно, как началось. И завершение это было приправлено выстрелами, от которых Ави стало совсем уж не по себе и он постарался забиться в самый незаметный угол. Храбриться можно и потом, а сейчас совершенно не хотелось, чтобы ему в этом бардаке прилетело откуда-нибудь. Как тому громиле кружкой от Элеара. Приятного в подобном было ноль целых ноль десятых, наверняка.
Эльфёнок сидел тихо, как мышь под плинтусом и ему впервые не хотелось ничего, кроме как оказаться вдруг дома и вообще забыть про сей поход, как про страшный сон. Но увы, возврата нет и надо брать себя в руки, а то ещё наслушается он от своего наставника про не вспомнившиеся приёмы самозащиты и ещё про что-нибудь… Уж что-что, а занудствовать Эл любил.
Пока перевёрнутая вверх дном таверна напоминает встревоженный муравейник, а гоблин собирает дань с гостей за материальный и моральный ущерб, Ави даже вылезать не хочет куда-то не передний план. Стенка кажется очень родной и привычной.
Потом привлекает внимание всполох яркого. Неопределённо яркого, потому что словно все цвета радуги в одном… одной девушке. Мальчонка вытягивает шею, чтобы разглядеть незнакомку, которая каким-то образом умудрилась приковать если не всеобщее внимание, то большую часть точно. Она выглядит немного странно, так кажется Ави, но удивительно гармонично и ярко. Вообще, что такая особа могла забыть в таком кошмарном месте? Он бы спросил, наверное, будь сейчас другие обстоятельства.
– Отведи айри в комнату.
Хлёстко бьёт по слуху. Как никогда чувствуется своя собственная беспомощность. И сразу в голове становится так пусто и звонко и забывается даже появление яркой незнакомки. Ави поднимает взгляд на Лиара, которому и была брошена эта фраза. Сам понимает, насколько жалким выглядит, наверное, но… «Я же ребёнок» напоминает самому себе. Да, для детей нормально бояться. Может, быть ребёнком не так уж и плохо в конце концов…
- Эй, парень, - окликнул его Лиар и прислонился к дверному косяку, - наверх пойдешь или с ними останешься посидишь?
С ними? Ах да, Эл и эта девушка…
В любой другой ситуации, наверное, Ави вспылил бы и напомнил Элеару, что отсылать наследника так пренебрежительно было не самым умным поступком. В любой другой ситуации, когда Эл бы не заступился за него, а самому юному наследнику Д’Иоре не было бы так паршиво от пережитого стресса. Кончики ушей дёрнулись и Ави автоматически накрыл их ладонями.
Ему не хотелось быть здесь по многим причинам, одна из которых стояла к нему спиной и вообще обращала внимания не больше, чем на осевшую под ногами пыль.
Ави поднялся, отряхнул безнадёжно испачканные штаны и шагнул к Лиару.
- Наверх, - ответил тихо, но твёрдо.

И теперь стоило не напоминать себе, что весь этот адский погром – его вина. Не думать и не терзаться угрызениями совести. Потому что если начать думать об этом, то по всему выходит, что Элеар был прав на его счёт. Каждый раз прав. И это отнюдь не улучшало настроения.

2015-04-08 в 23:38 

злоехидный телепат
Надо мне сыскать колдуна-оленя (с) Мельница
Но вместо чинного уход в свою комнату герои пережили... это:

Тесса
За время, что Тереса его не видела, Элиар не изменился. Одежда благородного эльфа, манеры благородного лорда, реакции наемника с большой дороги. В этом, собственно, он был весь. Заметив девушку, он пару секунд смотрел на нее, а затем небрежно кинул своему спутнику.
- уведи айри наверх.
Рослый рыжий полукровка молча покосился на Элиара, а затем перенес свое внимание на юного эльфа. Тесса же тихонько направилась к столу у окна, за который уселся Элиар.

Элиар
Тессу можно было прировнять к стихийному бедствию. Все кто находился в пределах досягаемости мигом оказывались вовлечены. Элиар в самом деле попытался уберечь своих спутников, но полукровка засмотрел, Ави промедлил, а Тесса воспользовалась.
- Здравствуй, - кивнул эльф вежливо поднявшись, когда дама подошла к столу. - Чем обязан счастью тебя лицезереть?

Тесса
Счастью нужно сильнее радоваться - доверительно сообщила Тесса

Элиар
Элиар кисло улыбнулся.
- Ты же видишь что тут творится, куда уж сильнее, к твоему приходу почти что фейерверк устроили.

Ави
Ави невольно задержался. Страх страхом, но незнакомка заинтересовала его. Юноша боком-боком подсел к Элеару и совсем по-детски шепнул:
- А это кто?
Хотя надо было церемониально представиться, но сил на это не было. как и желания

Тесса
Привет -Тесса подмигнула наследнику Д'иоре

Ави
- З-здравствуйте, - Ави заморгал и даже немного покраснел.

Элиар
Элиар покосился на айри. "О Создатель, только не это" - ему хотелось застонать. Потрясающая притягательно Тессы для эльфов рода Д'иоре была ему известна.
И удручала каждй раз, когда он видел АльТерра с этой... особой мало ей одного достойного эльфа по человечьим землям таскать.

Лиар
- Наверное, концом этого бардака мы обязаны вашему приходу. Позднего вечера, миледи. Угостил бы вас вином, самым лучшим, какое тут подают, - но, видели, наверное, у меня украли последние деньги. Так что благородному буду должен серебряк, а вам - бокал "Далекого путешествия".

Элиар
- Это Тесса, странствующий бард, - ответил Элиар подопечному. - Она подруга твоего кузена Альтерра


Тесса
- ага, и очень рада с тобой встретиться. -она улыбнулась эльфику, потом подмигнула полукровке, - собственно, мне с вами по-дороге, сообщила Тесса, водя пальцем по столу. - Почему бы не попутешествовать вместе?

Ави
- Тогда мне представляться, видимо, нет нужды... - смущённо потёр кончмик носа. - Но всё же. Ави Д'Иоре. Бесконечно приятно познакомиться.


Тесса
А вы? - девушка посмотрела на рыжего. - кстати можно не вина, а морса.


Элиар
- По дороге... с нами?
Элиар приподнял брови.
- Мне казалось ты птичка вольная.


Тесса
- Я? Да. В этот раз моя воля аккурат совпадает с вашим маршрутом. Ави, тебе привет от дяди. От кузена и вообще от родственников, они скучают

Элиар
- Воля, значит...


Ави
- Ох. Спасибо... давно я не видел его. Кстати, а можно мне тоже морса?
принюхался к себе и поморщился


Элиар
- Ты ведь даже и знать не должна куда мы едем.

Тесса невинно улыбнулась
- Ави, как тебе человеческие земли?


Элиар
- Как-никак секрет совета, - вид у Элиара стал совсем недовольный. Эльфийские земли к счастью были изолированы и в них невозможно было затеряться шпиону, в противном же случае незнакомое с понятьем "конспирация" большинство его сородичей было бы неприятно удивлено утечкой информации рассказанной "ну ведь другу же".

Ави
- Н-ну... они... познавательны. Я ещё не особо привык, потому мне кажется, что особых различий нет, разве что зелень кажется тусклее...

Тесса
- Элиар большой специалист человеческим землям. - Тесса кивнула на едва не скривившегося эльфа. Элиар, - Секрет совета, это серьезно. Хорошо, можешь не говорить куда едем, пока не приедем. Вы,кстати, тут остановились? У кого в комнате можно перегочевать? А то одинокой девушке страшно спать без надежной защиты...

Элиар
Раньше Элиар присматривал только за полукровкой. полагая подозрительным то, что нужный человек так неожиданно и главное удачно подвернулся в нужный момент. Но теперь стало заворачиваться что-то куда более интересное. Как бы то ни было Советники умеют хранить тайны, так что Альтерр должен был быть куда менее болтлив. Впрочем, Тесса могла только лишь на него сослаться...
Размышляя Элиар вполуха слушал болтавню, переводя взгляд с одного собеседника на другого.

Ави
- Элиар вообще специалист во многом, как я посмотрю.

Элиар
- О, думаю у нас найдутся желающие позащищать твои достоинства, не так ли Лиар?
Эльф кивнул айри.
- Разве так не должно быть?

Ави
Конечно, не зря же ты мой наставник, - пожал плечами.

Тесса
- Ави, а ты слышал, как он поет? -

Элиар
- Комната, кстати, у нас одна. Та сама, где как-то окно вышибли.

Ави
- Нет, такого счастья мне не выпадало...

Тесса
- А... Я с вами посплю.

Элиар
- Не так прекрасно как Тесса, - польстил себе Элиар.
Потому что вообще-то музицирование было совсем не его стезей. Как бы очень-очень не его

Ави
- может вы мне как-нибудь дуэтом споёте? - чуть выгнул бровь, смотря на Эла

Элиар
- Мне кажется ты за комнату платила.

Тесса
- Обязательно, обязательно уговопи его спеть! Он даже на ферванском турнире приз взял! Не платила еще

Элиар
- не назвал бы это призом.

Тесса
- Скажешь, что я с вами и все,

Ави
- Могу поделиться койкоместом, я не там много занимаю на кровати, так что...

Элиар
- Так сходи заплати, - предложил Элиар. - Сама знаешь, что тут берут с каждого отдельно.

Тесса
- Или с комнаты Ты как договорился?

Элиар
- Но разместиться можешь с нами. - предложение спеть он игнорировал стойко и сознательно. - отдельно дешевле.
- А соседей нам не подселили, - Элиар ухмыльнулся.

Тесса
- Кровать, это лишнее. Мне бы просто очутится под защитой сильных эльфийских мужчин.... Тесса не изменившись в лице подмигнула Элиару, ожидая, когда ж его начнет перекашивать.

Ави
- Простите меня, я что-то неважно себя чувствую. Тесса, приятно было с вами познакомиться. Я наверх.
Ави встал и поклонился, вспоминая, наконец, о приличиях.

Элиар
Элиар вернул улыбку.
- Нет, что ты, если ты разместишься с нами, то я готов буду разделить с тобой не только кров. но и лежак.

Тесса
- Я вам все же составлю компанию попозже. - тесса улыбнулась юному эльфику, Ави Д'Иоре был точной копией дяди, кузена и кузины. Смущался, немного распускал хвостик и вообще был эльфом до мозга костей. Не зря, ох не зря АльТерр просил присмотреть за парнишкой.

Тесса
- мой лежак тебе не светит, - Тесса посмотрела вслед юному айри. - плохому учишь?

Элиар
- Айри не учат плохому, - напомнил и предупредил Элиар. - только полезному.

Тесса
- Зря. Ну, Ави Д'Иоре это понятно, а полукровка с вами откуда?

Элиар
- Меня больше интересует откуда с нами ты.

Тесса
- Нууу... просто столкнуласьпопути, и, кстати, раз уж мы как то упустили эту часть, то здравствуй, Элиар, я так рада тебя видеть! Сколько лет, сколько зим! Как поживаешь, как здоровье, работа? - Тесса подперла щеку кулаком и уставилась на эльфа.

Элиар
- Просто случайно наткнулась? - не поверил Элиар. - Я тоже рад тебя встретить Тесса, здоровье мое хуже не стало, живу я чудесно, а работа, - он вздохнул - есть работа. Может тебя в самом деле вином напоить, как предлагали?

Тесса
- Я не пьянею, ты же помнишь. - Девушка побарабанила пальцами по столу. - Мешать не буду, а то и помогу чем смогу.

Элиар
- А наслаждаться тут нечем. Кому именно ты поможешь? Тесса, если я напишу АлТерру что он мне ответит? О твоем везении на встречи, например

Тесса
-Тебе? Ничего.

Элиар
- Лорду Д'иоре, - исправился Элиар

Тесса
- Понятия не имею. Что конкретно ты имеешь против того, что я отправлюсь с вами и буу присматривать за Ави Д'Иоре, когда ты занят?

Элиар
- Помимо того, что дела эльфов и людей тебя не волнуют?

Тесса
- Почему не волнуют? Я завсегда за геноцид человечества!

Элиар
- Меня заботит, что так рвешься вслед за нами даже не зная куда мы держим путь. Это на тебя совсем не похоже, особенно с учетом того, что в отличии от компании АльТерра моей ты не ищешь.

Тесса
- Гм... ну, не то чтобы совсем не знаю....

Элиар
- Ты вообще за геноцид, друг природы.

Тесса
-Элиар.... Давай так... на чьей стороне я буду, при столкновении ээльфов и людей, ты знаешь... а с вами я рвусь потому что мне несколько скучновто путешествовать одной в посленее время. Подумай до утра и решши, едуя с вами или я еду за вами.

Элиар
- Договорились.
Элиар понял, что не отвяжется. Совершенно точно не отвяжется.
Так пусть лучше будет на глазах, впрочем с ответом он не торопился.

Тесса встала и, мило улыбнувшись, пошла к хозяину, договариваться о ночлеге и ванной.

URL
2015-04-10 в 03:56 

злоехидный телепат
Надо мне сыскать колдуна-оленя (с) Мельница
…Тесса превратила нашу команду из «сомнительной компании» в «подозрительный сброд», но я этому не удивился, то был один из многочисленных – а главное несомненных – её талантов. А потому, предупреждаю всех, своих соплеменников, что прочтут эти строки – встретив барда Терессу противьтесь её обществу, а не заглядывайтесь на сиськи…

Эта сентенция крутилась в голове у Элиара все утро. Они торопливо собирались, он её обдумывал. Они радостно вдохнули такой свежий после «Свиной головы» воздух, он прикидывал уместно ли слово «сиськи». С одной стороны из баллады грудь.. то есть строки не выкинешь. Тесса и её грудь равно известны в благословенных землях. Надо сказать, эльфы, привыкшие к своим худощавым и тонкокостным соплеменницам, изволят ошалело провожать взглядами истинное достоинство человеческого генофонда, что Тересса горделиво проносит (всегда) мимо. С другой именно это Элиар полагал очень важным оставить в наследство потомкам, внести в Книгу Мудрости, что составляется испокон веков эльфийским народом. Каждому дается лишь несколько строк, чтобы рассказать о самом важном знании, постигнутом на жизненном пути.
И свои драгоценные строки Элиар планирует потратить на описание опасностей груди Тессы. Ну разве это не ярчайшая иллюстрация её гипнотического воздействия?
«…сиськи… Грудь Тессы превращает эльфов в безвольных слабаков, страшитесь сего орудия злого рока, от него тупеют…» – наконец сформулировал он для себя. Потом можно будет написать про вино и дурные болезни. Как и положено всем юным эльфам, он прочел её от начала и до последней исписанной страницы, так что точно знал, что именно такого толка здравого житейского практицизма там не было. Совсем.
Солнце медленно ползло по небу, «подозрительный сброд» неторопливо ехал по тракту. Тесса не видела смысл более скрывать свой волшебный ковер, так что парила рядом (но так, чтобы не глотать пыль), вольготно разлегшись на нем – то подремывая, то почитывая книгу, то похрустывая эльфийскими галетами, которые приняла в дар от расщедрившегося (поддавшегося гипнотическому покачиванию… фенечек) Ави.

Пейзажи были не больно-то живописными, что взять со стенного края? Зато люди… вот за ними наблюдать Элиару никогда не надоедало.
«…чета стариков тянула неохотно переставлявшего копыта грузного катоблепаса(1), животное слепо брело, туда куда его тащили, изредка пытаясь помотать головой, словно отгоняло назойливых мух. Старичье и впрямь зудело безжалостно, безостановочно переругиваясь, да так громко, что услышали мы их очень издалека. Женщина поносила мужа почем зря, а он в ответ грозился поднять на нее не только руку, но и какую-нибудь палку потолще. А то и вовсе взяться за истрепанный хлыст, понуро висевший на поясе.
«Самое верное средство воспитания…», – проревел дедок и выпустил из рук ухо зверя, за которое беднягу, собственно дергали, чтобы перебирал ногами побыстрее, а тот возьми, да мотни головой. Хозяйка улетела, что дивная пташка, а хлыстом хозяин воспитал в итоге совсем не того кого собирался. До наших ушей еще долго доносился спор о том, что женщине нужно сесть на козлы, а не ковылять, напрягаясь и охая.
Тесса назвала стариков «живодерами» и поднялась повыше, чтобы уже нормально поспать.
Ави ей очень откровенно завидовал. Он не привык к седлу, к палящему солнцу, к тому, что привалы у нас все реже, а переходы длительнее.
Лиар не обращал внимания ни на что кроме своего ненаглядного скакуна. Я почти что заподозрил его в освоении сложной магической науки мысленного разговора. Но для полноценного общения интеллектуальные индексы принимающей и транслирующей стороны должны быть сопоставимы. Хотя… у Некраденного был очень умный взгляд…»


Дорога стелилась по прямой и до Семиара оставалось всего два дня пути. Это радовало всех. Крупный торговый город мог похвастаться и хорошими постоялыми дворами, и толпами осведомленных обо всем купцов и путников, и рынком, где цена зависит исключительно от ловкости языка. Элиар думал отправить туда за припасами и полезной мелоческой полукровку, у того мало того, что язык без костей и удержу, так еще и морда прощелыжная. Хотя теперь у них есть Тесса…
В любом случае через пару дней их ждут кровати, но пока перины звменяли шерстяные пледы, а крышу небо. И это Элиару совсем не нравилось. Не нравилось настолько, что под удивленным взглядом Тессы и Ави по траве вокруг лагеря, зазмеилось охранное заклинание. «Граница», как называли его эльфы, люди добавляли «огненная».
Впрочем, никто вопросов вслух не задал.

«На ночлег мы остановились под открытым небом. В тех местах, через которые мы проезжали это был самый лучший способ скоротать ночь. Гораздо привлекательнее того гостеприимства, что могли здесь предложить компании не отягченной оружием.
Человеческие земли опасны, опасны тем, что законы на каждом их клочке свои. И не понятны будут привыкшим к заботе и взаимной выручке эльфам. Аласские княжества, которые насквозь прошивает этот тракт, плохи уже тем, что похожи на лоскутное одеяло, которое к тому же постоянно перекраивается бесконечными стычками, войнами, млкопоместными лордами, «великими магами». Здесь нет порядка. Здесь живут в нищете и страхе. А это не взращивает в сердцах благородство.
Помнится, в одной из местных деревень меня приняли не за мирного путника, а за питательный ужин. Был зима, куда суровее той, что может приятии в благословенные земли, я укутался по самую макушку, и они не видели, что ловят не просто сбившегося с пути бродягу, но эльфа.
Страшно было видеть вместо людей дикое оголодавшее зверье, но, как и любое зверье их отогнал от меня огонь. А может быть то, что они утащили своих собратьев, тогда мне подумалось, что даже в таком состоянии люди не забывают о погребении собратьев…
Суровая зима, мор, голод, бедствия. Все это приносит людям столько боли, что они хотят разделить её с кем-то еще, плача о своем горе или причиняя страдания…»

Огонь костра, простершаяся вокруг степь и даже яркие, рассыпанные по высокому небосклону звезды – все это из раза в раз напоминало Элиару о той зиме. Сон в такие ночи не шел, а пугливо крался, то и дело, норовя сбежать от любого шороха, был чутким, неспокойным, хотелось, чтобы пламя плясало не на маленьком пятачке между ним и спутниками, а вокруг. Стеной.

(1) Катоблепас (Гатоблепа, The Catoblepas) — чёрный буйвол с головой свиньи. Голова этого существа настолько тяжелая, что она постоянно низко висит. Оно также как и василиск может убивать взглядом.

URL
2015-04-10 в 03:58 

злоехидный телепат
Надо мне сыскать колдуна-оленя (с) Мельница
«…из интересных происшествий было наглое ограбление средь бела дня.
Не удивительно, что Ави любопытничая, подошел к улыбчивому табору зуэргов. Я тогда отвлекся на дела нетерпящие отлагательств в силу постыдности последствий оного. Тесса беспечно кемарила на своем ковре (и это после того, как пообещала приглядывать за мальчиком, причем ладно бы только мне пообещала). Лиар, как я заметил перед отлучкой, придавался общению с… соплеменниками? Язык зуэргов хоть и кажется простым, на деле сложен, уже тем, что состоит из множества множеств заимствований и метафор. Эдакий потрепанный лингвистический ларчик со множеством сюрпризов. Мне когда-то потребовалось пять лет, чтобы в действительности выучить его. А полукровка с легкостью трепался, в подобающем тоне, со всеми нужными присвистами.
В общем, ситуация была печальная. Была бы, не окажись у Лиара воистину чудесный конь. Надо сказать, что с ним мой подопечный завязал ни к чему не обязывающие дружеские отношения, основанные на гастрономии и почесываниях. Может быть немного на сочувствии, так как конь был единственным кому он выговаривался, полагая, что никто не видит. С лица полукровки во время таких «тайных бесед» можно было писать картину «Борьба пороков». С одной стороны была жадность – его коня кормили тем, что не всегда ему перепадало, с другой – гнев, его коня кормили.
Так вот, вернувшись и не обнаружив айри, я поначалу значения не предал, тут было много кустов, куда он мог наведаться, но потом раздались сперва визг, потом заливистое ржание, а потом такой забористый зуэргский, что даже Тесса встрепенулась.
Лиар кинулся на ржание, я на визг, Тесса, видимо, за лингвистическим феноменом, но все вместе мы оказались перед повозкой, где застали: Ави – полуголого, алого, как закатное солнце да к тому же возмущенного до глубины души; Некраденного – он не только ржал, подзывая хозяина, но и наворачивал круги вокруг фургончика, не давая скрыться с места преступления девчушке, которой в руках поблескивал вышивкой кафтан айри; девчонку – на руке у нее красовался отпечаток конских зубов. Не удивительно, что она так материлась.
Мы оказались на месте не одни, все зуэрги повыскакивали и столпились вокруг щебеча, насмешничая и любопытствуя.
– Она мои вещи стащила, – возмутился Ави, прикрываясь тем, что было под рукой. Юбкой.
– Не стащила, а поменялась, – хохотнул конопатый зуэрг. – Смотрите господин, все честно, – он ткнул в кучу одежды у ног айри.
Ави даже рот приоткрыл то ли от негодования, то ли от непонимания. Говорил мужик на ломанном эльфийском. Настолько ломанном, что эльфийский опознавался с трудом.
– П’менясь, – подтвердила девчушка, она добычу из рук не выпускала.
– Что? – оказалось, что айри все же скорее не понял, чем злился. – Что они говорят?
– Зачем раздевался спрашивают, – перебил меня Лиар. – Нехорошее подумали.
Тесса хрюкнула, как истинная дочь трактов она могла удержать в себе многие слова и междометия, но не хохот.
Айри поджал губы и вскинул голову, как бы он ни нервничал, а все же подражать отцу не разучился, у Советника тоже глаза почти черными становились, когда окружающие занимались чудачествами сомнительного толка.
– Она сказала, что продает эти вещи, я хотел примерить, – процедил Ави, он стоял, гордо выпрямившись перед всеми этими ухмыляющимися… мордами, мял в подрагивающих пальцах черную длинную юбку с темно-зелеными листьями и алыми всполохами цветов. Вот он истинный эльф в человеческих землях во всей своей красе.
Полуголый, облапошенный, красный и забавный до – я покосился на Тессу, Лиара и Некраденного – хрюканья. Я воздохнул:
– Я так понимаю, поедешь ты в обновках?
Не то чтобы я не понимал, за что именно мне в лицо прилетела та самая юбка, а потом и пара неподходящих для юного эльфа определений, но, надеюсь, ходить мерить чужие вещи Ави зарекся.
Разговаривать с кем-то из нас в ближайшее время тоже.
- Как причудлива эльфийская мода, - сдавленно прошептала Тесса, по голосу было слышно, чьо она едва удерживается от смеха. Только ради душевного равновесия юного лорда. . - У тебя там тоже... лоскуток?
- Проверишь?
- Да иди ты.
- Да шли б вы... шибче, благородный, - сердито пробурчал Лиар из-за спины. - А то... затопчут ненароком.
А вот теперь хихиканье Тесса не сдержала, что поделать, у нее плебейские вкусы по части развлечений, например, ей нравится наблюдать за тем как её грудь вносит легкое безумие во вполне сплоченный мужской коллектив. Во всяком случае я уверен, что нравится.
Ави дернул на это все ушами и уверился в нашей мерзопакостности. Недостойной эльф... просто недостойной.
Так мы и приехали в Семиар…»


Гостиницу Элиар знал преотличную, спорить с его выбором никто не рвался, как и делить расходы. Комнат сняли две. В одной оскорбленный и обиженный айри, в другой поселились они втроем.
Было ли Элиару стыдно за то, что он сделал (точнее сказал)? …было.
Был ли он раздражен на Ави за последующую истерику и обиду? Был.
Повторил бы те же слова в той же ситуации? Безусловно.
Этим детям позволяют думать, что мир, дарованный Создателем рад им, что они живут ему во славу, что они важны, не будут важны, когда-нибудь, а важны уже сейчас. Для родителей, для Создателя, для друзей, для кого угодно кроме эльфийского народа.
Что их проблемы – наибольшее зло, которое может с ними произойти.
«Ах, я не хочу быть лордом, избавьте меня», – Элиар не мог припомнить говорил ли айри эти слова вслух, или они пряталось в его глазах, сквозили в жестах, следовали попятам тенью.
У Ави и в помине не было того чувства долга, что полагалось ему по статусу. И Элиар готов был поклясться, что Советник стыдится собственного сына. Видит, что именно взрастил и стыдится, и боится признаться, и претворяется что Ави еще дитя неразумное, которому нужен наставник. Любой наставник, способный вразумить безответственного сопляка, путь будет лойэн, пусть будут человеческие земли.
«Пусть вернется тот кем он должен быть, а не тот кто он есть сейчас», – лорд Д’иоре не смотрел в лицо Элиара, когда приказывал это. Зато Элиар смотрел (и очень внимательно) на одного из тех, кто не стеснялся заявить вслух, что у лойэн порченая кровь. Отравленная «человеческим безумием». Имеют ли они право растить своих детей? А прикасаться к чужим?
Совет снял запрет всего триста лет назад, когда про Отступника действительно забыли все. Даже имя.
У эльфов длинная жизнь, и она умеет не только ласково улыбаться, но и издевательски хохотать в лицо.
У лойэн кровь, конечно, порченная, но у нейн она не такая сильная, как им хотелось бы думать.
Но пока что Ави не лишили статуса айри, а потому его нужно воспитывать, оберегать, холить, а не ожесточать и не обижать понапрасну. Элиар предложил своим не обиженным спутникам пройтись по рынку присмотреться, а может быть и прислушаться, выдал небольшой запас наличности на самое необходимое, а сам пошел искать пути примирения.
– Могу я войти, – постучал он в комнату Ави.

URL
2015-04-13 в 14:42 

Нанатян.
Средства-то у нас есть! У нас ума не хватает! (с)
Из комнаты он выходить не собирался. О нет! Хватит с него этих приключений! Хотя бы на сегодня, на эту ночь… не видеть и не слышать Эла – вообще самая заветная мечта. И вовсе не потому, что он сказал то обидное… просто был прав. Невысказанное «в следующий раз головой будешь думать» висело над Ави смурной тучкой. Не подумал и так постыдно опозорился перед спутниками… и перед Тессой и перед Лиаром. Первая так вообще смеялась над ним. Хотя, будь Ави на её месте, он бы тоже, наверное, смеялся.
Мальчик закутался в одеяло так, что торчал лишь кончик носа. Глаза жгло от обиды и хотелось позволить себе выплакаться. Но он всё же сдержал в себе эти недостойные порывы. В конце концов, на ошибках учатся, так, кажется, принято говорить у людей? Теперь он будет немного умнее.
Эльфёнок поплотнее закутался в одеяло и бросил косой взгляд на лежащие на стуле вещи, «обменянные» у зуэргов. Внутри снова вскипело возмущение, но подозрительно быстро улеглось, оставляя внутри только какое-то душное любопытство. Ави, словно зверёк, выбравшийся по весне из норки, чуть вынырнул из плена одеяла и потянулся вперёд. Переполз по кровати и коснулся пальцами мягкой приятной на ощупь ткани. Юбка согласно зашуршала, чуть съехав на пол.
Мальчик воровато огляделся, словно за ним кто-то мог подглядывать в окно или сквозь стену. «Хотя Элу и это по зубам, наверно» про себя надулся юный наследник.
Он решительно сполз с кровати, схватил юбку и прижал её к себе на пару мгновений, потом отстранил и придирчиво рассмотрел. Немного ярко, но в целом довольно красиво – был вынужден признать и, набрав в грудь побольше воздуха, нацепил на себя обменянную одежду.
Юбка оказалась длинной и широкой. Волна цветастой ткани холодила кожу, и Ави даже немного поёжился, но ощущение ему, в общем, нравилось. Подхватив подол, он подошёл к большому зеркалу у стены и уставился на себя, не понимая, как относится к подобному зрелищу.
Оправил юбку, завязал свою запасную белую рубашку на животе, чтобы не мешалась, и снова посмотрел в зеркало. Поймал себя на мысли, что выглядит точно как сестра и хихикнул. Повертелся, завороженно наблюдая за тем, как ткань цветком распускается в воздухе. И плохое настроение почти совсем ушло, заставляя губы растянуться в улыбке. Которая тут же погасла, когда в дверь постучали, и следом - голос Элеара:
– Могу я войти?
Ави метнулся к кровати, уронив при этом стоящий на пути небольшой стульчик, схватил одеяло и снова укутался в него, став похожим на объёмный сугроб. Он честно попытался спрятать юбку и придушенно бросил:
- Открыто.

Вид у айри, закутавшегося в одеяло, да так, что торчал только край… юбки, был и шкодливый, и виноватый одновременно.
«Опять что-то вытворил», – Элеар пробежался взглядом по комнате, но ничего в действительности опасного не нашел. Во всяком случае, на стенах не было подпалин и не пахло дымом. Уже хорошо. Вместо этого по всей комнате было разбросанно содержимое походных сумок Ави.
– Я могу присесть? – поинтересовался эльф, вести беседу нависая над сжавшимся в комок айри, он полагал непродуктивным, разговор у них и без этого легким не будет.
Дождавшись кивка, Элеар опустился на край кровати.
– Скажи, Ави, ты так сильно обижен и расстроен, что желаешь вернуться домой? – мягко поинтересовался он.

Ави смотрел чуть настороженно и всё гадал, что именно привело Эла после такой-то его выходки. Но, услышав вопрос, он удивлённо уставился на наставника. Конечно, весь этот путь был далеко не пределом мечтаний. А впереди ещё столько всего неизвестного… Но домой ему не хотелось.
- Нет! – он замотал головой. – Нет, просто… я не обижен. Я только… Ты был прав, извини, - смущённо пробубнил в одеяло.
С Элеаром было привычнее ссориться и перебрасываться колкостями, но Ави вовсе не хотел, чтобы тот думал, будто он вызывает у юного наследника один сплошной негатив. Это было не так. А вот донести обратное – сложно.
- Я не хочу домой. Так что не надо писать Совету, чтобы они за мной кого-нибудь прислали. В конце концов, это же мой долг перед семьёй, да? Долг не всегда подразумевает то, что мне понравится его исполнять.

– Ты прав, – Элеар кивнул, – и «долг перед семьей» не только у тебя. Я обещал… задолжал твоему отцу услугу, и он попросил чтобы именно тебе я помог выполнить поручение. Но так же он потребовал приглядеть за тобой.
Эльф оперся на руку и чуть склонил голову, ловя чужой взгляд.
– Не то чтобы это достойно сына Советника, но долг перед семьей, хотя в данном случае перед эльфийским народом, ведь не стоит для тебя превыше всего?

Взгляд Элеара он выдержал. Смотрел, правда, чуть исподлобья. Он знал, что наставник связан с отцом обещанием и в этом не было ничего… такого. И всё же Ави неприятно почувствовал себя навязанным грузом, без которого было бы намного проще. Впрочем, подавать виду не собирался. Лишь чуть сморщил носик, словно собираясь чихнуть, и укутался плотнее в свой кокон.
- Тебе прекрасно известно, что у меня атрофирована часть, которая отвечает за подобное. Я делаю это… ради семьи в первую очередь, - Ави чуть повёл плечами. – Они ждут от меня… большего. А я не хочу их подводить. Разве это не нормально для сына?

– И ты выполнишь возложенное обязательство любой ценой?

- Ты сейчас имеешь ввиду цену моей жизни?

- Я сейчас имею в виду цену твоего послушания.

Усмехнулся краешком губ.
- Ты хочешь, чтобы я у тебя по струнке ходил, так?

- Так далеко мои фантазии не простираются. - Элеар прижмурился, представляя как это могло бы быть прекрасно и удивительно. - В человеческих землях опасно, а ты знаешь о них слишком мало, чтобы воспринимать всерьез. Если не желаешь слушать меня, то слушайся хотя бы Тессу. Впрочем, я бы предпочел, чтобы ты слушался меня.

Ави хихикнул в одеяло. Потом долгим взглядом посмотрел на Эла и вздохнул. В конце концов, у него нет никакой причины вести себя с наставником иначе, чем тот того хочет. Впрочем, особо обнадёживать тоже не стоит.
- Хорошо. Я буду очень стараться, учитель, - он выделил последнее слово и кивнул, словно подтверждая свои собственные слова.

Пожалуй, Элеар не впервые завидовал негуманным, непотребным и неприглядным человеческим методам воспитания. В конце концов, время необходимое чтобы беседа стала частью мировоззрения айри требуется самое различное и повторять её приходится неоднократно. А вот шлепки по заднице внушают трепет с первого раза.
- В таком случае, почему бы нам не перестать пререкаться на каждом шагу? - Элиар улыбнулся. – Или, сперва, стоит прекратить делать необдуманные покупки?
Он опустил глаза и выразительно глянул на торчащий из под одеяла черно зеленый кусочек подола.

Ави покраснел, стараясь запихнуть злосчастную тряпку под край одеяла, но снова потерпел полное поражение перед гнусной цветастой одеждой.
- Я пререкаюсь с тобой, потому что ты считаешь, что я не на что неспособная мелочь, путающаяся под ногами. Конечно, я молод, так что прости, что отец не отправил с тобой кого-то более опытного! Но не моя вина, что я должен был составить тебе компанию в этом походе, - в голосе Ави, не смотря на всё сказанное, не было ни злости, ни обиды, которая так часто проскальзывала обычно. - И мне не нравится пререкаться с тобой, если хочешь знать.

- То есть... - Элеар помолчал. - Ты считаешь, что споря со мной, ты докажешь, что ты способный и полезный?

- Нет. Это просто... автоматически выходит, - Ави потёр кончик носа ладонью, отпуская одеяло и то сползло, открывая неподобающе завязанную рубашку. - Я знаю, что это выглядит глупо, и не смотри на меня так...

- Как? – чуть вскинутая бровь.

- Как будто сомневаешься в наличии у меня того, чем обычно думают.

- Ты просто проецируешь на меня свои сомнения.

- Ты точно предлагал мне перестать грызться?

- Я предлагал тебе перестать огрызаться, - ухмыльнулся. - И намерение твое должно быть твёрдо и непоколебимо.

Ави чуть насмешливо фыркнул.
- Ишь, какие запросы, - скинул с себя одеяло, под которым душно как в бане. - Ладно, я буду стараться, как и обещал. Быть примерным мальчиком и наследником своего дома. И слушать тебя, о, наставник.

- Большего мне и не надо, айри, - Элеар поднялся с кровати и откланялся. - Не буду мешать твоим делам более, отдохни, пока есть время.

- Эл, - окликнул мальчик, когда тот подошёл уже к самой двери.

- Да? – тот обернулся.

- Мне идёт эта юбка? – совершенно невинно спросил юный наследник, расправляя ткань.

- Ты похож на сестру.

Ави вздохнул и тепло улыбнулся, не смотря на ехидство в словах Элеара, вспоминая Лэсси.
- Что ж, могло быть и хуже. Спасибо.

- Отдыхай, - кивнул и вышел.
Тихо ухмыльнулся Элеар только за дверью. О Создатель, юбка. Это же надо додуматься.

Ави прислушался к удаляющимся шагам и упал на подушку.
От разговора на языке остался какой-то осадок. Словно он выпил матушкин любимый травяной отвар от бессонницы. Немного терпкий, но приятный. Не сказать, что Элеар вёл себя совершенно иначе – совсем наоборот был самим собой. Наверное, оттого и было как-то спокойно на душе. В самом деле, что стоит ему слушаться своего учителя чуть больше, чем он привык? В конце концов, любой в их компании, за исключением самого Ави, обладает жизненным опытом гораздо более богатым.
Мальчик повертелся на кровати, запутался в юбке и тихо бурча что-то недовольное на родном языке, принялся выкарабкиваться из непомерно пышной женской шмотки. Теперь ему остро захотелось увидеть Некраденого. Осталось только переодеться. И тихонько прошмыгнуть в конюшню.
Через пару минут дверь в комнату Ави тихо закрылась за хозяином. В комнате стало тихо. И цветастая юбка большой кляксой красовалась на постели.

2015-04-13 в 15:30 

Нанатян.
Средства-то у нас есть! У нас ума не хватает! (с)
Из комнаты он выходить не собирался. О нет! Хватит с него этих приключений! Хотя бы на сегодня, на эту ночь… не видеть и не слышать Эла – вообще самая заветная мечта. И вовсе не потому, что он сказал то обидное… просто был прав. Невысказанное «в следующий раз головой будешь думать» висело над Ави смурной тучкой. Не подумал и так постыдно опозорился перед спутниками… и перед Тессой и перед Лиаром. Первая так вообще смеялась над ним. Хотя, будь Ави на её месте, он бы тоже, наверное, смеялся.
Мальчик закутался в одеяло так, что торчал лишь кончик носа. Глаза жгло от обиды и хотелось позволить себе выплакаться. Но он всё же сдержал в себе эти недостойные порывы. В конце концов, на ошибках учатся, так, кажется, принято говорить у людей? Теперь он будет немного умнее.
Эльфёнок поплотнее закутался в одеяло и бросил косой взгляд на лежащие на стуле вещи, «обменянные» у зуэргов. Внутри снова вскипело возмущение, но подозрительно быстро улеглось, оставляя внутри только какое-то душное любопытство. Ави, словно зверёк, выбравшийся по весне из норки, чуть вынырнул из плена одеяла и потянулся вперёд. Переполз по кровати и коснулся пальцами мягкой приятной на ощупь ткани. Юбка согласно зашуршала, чуть съехав на пол.
Мальчик воровато огляделся, словно за ним кто-то мог подглядывать в окно или сквозь стену. «Хотя Элу и это по зубам, наверно» про себя надулся юный наследник.
Он решительно сполз с кровати, схватил юбку и прижал её к себе на пару мгновений, потом отстранил и придирчиво рассмотрел. Немного ярко, но в целом довольно красиво – был вынужден признать и, набрав в грудь побольше воздуха, нацепил на себя обменянную одежду.
Юбка оказалась длинной и широкой. Волна цветастой ткани холодила кожу, и Ави даже немного поёжился, но ощущение ему, в общем, нравилось. Подхватив подол, он подошёл к большому зеркалу у стены и уставился на себя, не понимая, как относится к подобному зрелищу.
Оправил юбку, завязал свою запасную белую рубашку на животе, чтобы не мешалась, и снова посмотрел в зеркало. Поймал себя на мысли, что выглядит точно как сестра и хихикнул. Повертелся, завороженно наблюдая за тем, как ткань цветком распускается в воздухе. И плохое настроение почти совсем ушло, заставляя губы растянуться в улыбке. Которая тут же погасла, когда в дверь постучали, и следом - голос Элеара:
– Могу я войти?
Ави метнулся к кровати, уронив при этом стоящий на пути небольшой стульчик, схватил одеяло и снова укутался в него, став похожим на объёмный сугроб. Он честно попытался спрятать юбку и придушенно бросил:
- Открыто.

Вид у айри, закутавшегося в одеяло, да так, что торчал только край… юбки, был и шкодливый, и виноватый одновременно.
«Опять что-то вытворил», – Элеар пробежался взглядом по комнате, но ничего в действительности опасного не нашел. Во всяком случае, на стенах не было подпалин и не пахло дымом. Уже хорошо. Вместо этого по всей комнате было разбросанно содержимое походных сумок Ави.
– Я могу присесть? – поинтересовался эльф, вести беседу нависая над сжавшимся в комок айри, он полагал непродуктивным, разговор у них и без этого легким не будет.
Дождавшись кивка, Элеар опустился на край кровати.
– Скажи, Ави, ты так сильно обижен и расстроен, что желаешь вернуться домой? – мягко поинтересовался он.

Ави смотрел чуть настороженно и всё гадал, что именно привело Эла после такой-то его выходки. Но, услышав вопрос, он удивлённо уставился на наставника. Конечно, весь этот путь был далеко не пределом мечтаний. А впереди ещё столько всего неизвестного… Но домой ему не хотелось.
- Нет! – он замотал головой. – Нет, просто… я не обижен. Я только… Ты был прав, извини, - смущённо пробубнил в одеяло.
С Элеаром было привычнее ссориться и перебрасываться колкостями, но Ави вовсе не хотел, чтобы тот думал, будто он вызывает у юного наследника один сплошной негатив. Это было не так. А вот донести обратное – сложно.
- Я не хочу домой. Так что не надо писать Совету, чтобы они за мной кого-нибудь прислали. В конце концов, это же мой долг перед семьёй, да? Долг не всегда подразумевает то, что мне понравится его исполнять.

– Ты прав, – Элеар кивнул, – и «долг перед семьей» не только у тебя. Я обещал… задолжал твоему отцу услугу, и он попросил чтобы именно тебе я помог выполнить поручение. Но так же он потребовал приглядеть за тобой.
Эльф оперся на руку и чуть склонил голову, ловя чужой взгляд.
– Не то чтобы это достойно сына Советника, но долг перед семьей, хотя в данном случае перед эльфийским народом, ведь не стоит для тебя превыше всего?

Взгляд Элеара он выдержал. Смотрел, правда, чуть исподлобья. Он знал, что наставник связан с отцом обещанием и в этом не было ничего… такого. И всё же Ави неприятно почувствовал себя навязанным грузом, без которого было бы намного проще. Впрочем, подавать виду не собирался. Лишь чуть сморщил носик, словно собираясь чихнуть, и укутался плотнее в свой кокон.
- Тебе прекрасно известно, что у меня атрофирована часть, которая отвечает за подобное. Я делаю это… ради семьи в первую очередь, - Ави чуть повёл плечами. – Они ждут от меня… большего. А я не хочу их подводить. Разве это не нормально для сына?

– И ты выполнишь возложенное обязательство любой ценой?

- Ты сейчас имеешь ввиду цену моей жизни?

- Я сейчас имею в виду цену твоего послушания.

Усмехнулся краешком губ.
- Ты хочешь, чтобы я у тебя по струнке ходил, так?

- Так далеко мои фантазии не простираются. - Элеар прижмурился, представляя как это могло бы быть прекрасно и удивительно. - В человеческих землях опасно, а ты знаешь о них слишком мало, чтобы воспринимать всерьез. Если не желаешь слушать меня, то слушайся хотя бы Тессу. Впрочем, я бы предпочел, чтобы ты слушался меня.

Ави хихикнул в одеяло. Потом долгим взглядом посмотрел на Эла и вздохнул. В конце концов, у него нет никакой причины вести себя с наставником иначе, чем тот того хочет. Впрочем, особо обнадёживать тоже не стоит.
- Хорошо. Я буду очень стараться, учитель, - он выделил последнее слово и кивнул, словно подтверждая свои собственные слова.

Пожалуй, Элеар не впервые завидовал негуманным, непотребным и неприглядным человеческим методам воспитания. В конце концов, время необходимое чтобы беседа стала частью мировоззрения айри требуется самое различное и повторять её приходится неоднократно. А вот шлепки по заднице внушают трепет с первого раза.
- В таком случае, почему бы нам не перестать пререкаться на каждом шагу? - Элиар улыбнулся. – Или, сперва, стоит прекратить делать необдуманные покупки?
Он опустил глаза и выразительно глянул на торчащий из под одеяла черно зеленый кусочек подола.

Ави покраснел, стараясь запихнуть злосчастную тряпку под край одеяла, но снова потерпел полное поражение перед гнусной цветастой одеждой.
- Я пререкаюсь с тобой, потому что ты считаешь, что я не на что неспособная мелочь, путающаяся под ногами. Конечно, я молод, так что прости, что отец не отправил с тобой кого-то более опытного! Но не моя вина, что я должен был составить тебе компанию в этом походе, - в голосе Ави, не смотря на всё сказанное, не было ни злости, ни обиды, которая так часто проскальзывала обычно. - И мне не нравится пререкаться с тобой, если хочешь знать.

- То есть... - Элеар помолчал. - Ты считаешь, что споря со мной, ты докажешь, что ты способный и полезный?

- Нет. Это просто... автоматически выходит, - Ави потёр кончик носа ладонью, отпуская одеяло и то сползло, открывая неподобающе завязанную рубашку. - Я знаю, что это выглядит глупо, и не смотри на меня так...

- Как? – чуть вскинутая бровь.

- Как будто сомневаешься в наличии у меня того, чем обычно думают.

- Ты просто проецируешь на меня свои сомнения.

- Ты точно предлагал мне перестать грызться?

- Я предлагал тебе перестать огрызаться, - ухмыльнулся. - И намерение твое должно быть твёрдо и непоколебимо.

Ави чуть насмешливо фыркнул.
- Ишь, какие запросы, - скинул с себя одеяло, под которым душно как в бане. - Ладно, я буду стараться, как и обещал. Быть примерным мальчиком и наследником своего дома. И слушать тебя, о, наставник.

- Большего мне и не надо, айри, - Элеар поднялся с кровати и откланялся. - Не буду мешать твоим делам более, отдохни, пока есть время.

- Эл, - окликнул мальчик, когда тот подошёл уже к самой двери.

- Да? – тот обернулся.

- Мне идёт эта юбка? – совершенно невинно спросил юный наследник, расправляя ткань.

- Ты похож на сестру.

Ави вздохнул и тепло улыбнулся, не смотря на ехидство в словах Элеара, вспоминая Лэсси.
- Что ж, могло быть и хуже. Спасибо.

- Отдыхай, - кивнул и вышел.
Тихо ухмыльнулся Элеар только за дверью. О Создатель, юбка. Это же надо додуматься.

Ави прислушался к удаляющимся шагам и упал на подушку.
От разговора на языке остался какой-то осадок. Словно он выпил матушкин любимый травяной отвар от бессонницы. Немного терпкий, но приятный. Не сказать, что Элеар вёл себя совершенно иначе – совсем наоборот был самим собой. Наверное, оттого и было как-то спокойно на душе. В самом деле, что стоит ему слушаться своего учителя чуть больше, чем он привык? В конце концов, любой в их компании, за исключением самого Ави, обладает жизненным опытом гораздо более богатым.
Мальчик повертелся на кровати, запутался в юбке и тихо бурча что-то недовольное на родном языке, принялся выкарабкиваться из непомерно пышной женской шмотки. Теперь ему остро захотелось увидеть Некраденого. Осталось только переодеться. И тихонько прошмыгнуть в конюшню.
Через пару минут дверь в комнату Ави тихо закрылась за хозяином. В комнате стало тихо. И цветастая юбка большой кляксой красовалась на постели.

2015-05-08 в 01:56 

злоехидный телепат
Надо мне сыскать колдуна-оленя (с) Мельница
Совместная работа Тэль и меня.


Эльфов Ашер и Маки приметили сразу. Точнее их приметил сынишка Маки. Пацан аж трясся, пока рассказывал. Мол, настоящие, мол, из лесов (или откуда там эти ушастые притаскиваются). Маки не знал, откуда, но знал, что у эльфов всегда есть звонкая монетка. Сын, после того, как его ухватили за ухо да посильнее выкрутили, хныча её и отдал. Целую серебрушку, чтобы хорошенько присмотрел за каким-то там замечательным конем. Маленький эльфенок отдал, вроде как очень любит жеребца.

- Живут же, - вздохнул Маки, взвесив монету на ладони.

- А мы чем хуже? И мы заживем, - ухмыльнулся Ашер. - Пошли.

Идея у него была проще некуда. Мелкий эльф любит конягу, у него с собой есть деньжата, надо просто подождать и того... Маки только и возразил, что на конюшни им так запросто не пролезть, его сынок работает в очень приличном месте, но Ашер рукой махнул и осклабился, оказывается он об этом тоже подумал.

– Позовем Тима. Тим колдун, Сотворит чего-нибудь эдакого, чтобы нас невидно было.

Тим и в самом деле колдун. Это все знают. А еще Тим - это пьянь и отброс, хоть и строит из себя ученого (да такого, что все остальные обмылками себя чувствуют). Противный он мужик, трусоватый, но хитрый, да и колдует неплохо.

То, что этим вечером Тим был трезв, нищ да еще и голоден как собака, собственно, сыграло в дальнейших событиях ключевую роль.

- Это вы с дубинами собрались на эльфа кидаться, чтобы денег выбить? - говорил Тим с присвистом и шепеляво (у него не хватало зубов как, впрочем, и волос). - Я б на это посмотрел, но так и быть. Помогу за пятьдесят проц... половину.

- Треть, - нахмурился Ашер. - Треть и всю её ты отработаешь, понял, сдыхоть?

Тим понял, хотя рожа у него скривилась преизрядно.

***

А колдун-то в грабеже оказался полезен! Провел незаметно через двор, хоть и бурчал себе под нос что-то про разряженные амулеты. Потом еще и в угол загнал, тот, что был ближе к стойлу с эльфийскими конягами. По двум сразу было заметно, что они совсем не из этих краев. Мики и не видел таких никогда. Вроде бы четыре ноги, одна голова. Грива коротко подрезана, а все же что-то чужое в этих лошадях было. То ли ноги шибко тонкие, то ли морды шибко умные, но видно, что эльфячьи выкормыши. Правда, фыркнул на них только холеный гнедой жеребец справа от эльфийского зверья.

Ждали они долго. Ашер то и дело поглядывал на дверь и перекладывал дубину из одной руки в другую. Тим держал на ладони маленький камушек, оплетенный цветными нитками и водил над ним рукой. Мик скучал, он-то считал, что свою долю уже отработал, честно говоря, после того, как жена, что есть сил, двинула ему по голове кочергой, с драками у него стало туговато.

Но им очень повезло. Эльфенок, тот самый, которого описал сын Мика, все же пришел проведать своего ненаглядного коня. Он и вправду оказался маленьким и тщедушным. Ашер нетерпеливо переступил с ноги на ногу, но Тим положил ему руку на плечо.

-Пусть подойдет. Подожди.

- Бабу свою дергать будешь, – пророкотал Ашер, только колдунишка его грабить не учил.

***

Вечерний воздух приятно перебирал шерсть, росистая трава так и манила ненадолго прилечь...Впрочем, ее занимало в этот вечер совсем другое - запах. Даже не так - Запах. Этот пьянящий, чуть сладковатый запах она искала уже четыре дня, пробежав несколько десятков лиг в окрестностях. Черная червянка, ценнейший ингредиент доброй трети лекарств - и ядов. Но собирать её - то ещё удовольствие, с обеда и до четырех часов это растение – ценный ингредиент, но минет означенное время, и станет оно бесполезно абсолютно, порей пореем. Кстати, на вид червянка тоже мало от порея отличалась. Только запах мог выдать ее с головой. Но ни один, даже самый чуткий эльф, не ощущает всю полноту запахов так, как зверь.

И поэтому день за днем белый волк прочесывал окрестности, ареал червянки. Сегодня - был последний день. Сегодня на смену серпику луны приходило новолуние, время угасания силы многих трав. Но ей повезло - червянка все же дала о себе знать.

***

Мика такой подход даже позабавил. Они друг друга видят, а эльф их, вроде как, нет. Наверное, он и в самом деле оказался мелким и совсем неопытным. Вздрогнул, когда за спиной хлопнула дверь конюшни, но попробовал натянуто улыбнуться, когда перед ним внезапно нарисовались два бугая и тощий почти лысый старик. Ещё и ушами смешно дернул.

- Деньжата давай, - вперед выдвинулся Ашер. Он вообще был мужиком скорым и на расправу и на слова.

И, тем не менее, его опередил Тим, вскинул руку, а с нее сорвалось облачко темное, потрескивающее. Эльфенок попытался было отпрянуть, дернулся назад, но его накрыло заклинанием. Парнишка закашлялся, затрясся и упал.

- Так сподручней, - прошепелявил Тим.

- Тревогу не поднимет. Обыщи, - кивнул Ашер Мику. Пока тот был самым бесполезным. Мик был не против обшарить чужие карманы.

***

Вот, вот уже совсем близко вожделенный запах....Но что это? Волк остановился резко, рывком, и разочарованно выдохнул, раздувая ноздри. Запах, еще совсем недавно витавший в воздухе, оказался грубо перебит! Зверь принюхался еще раз и невольно чихнул. Серебристая морда, перечерченная старым шрамом наискось, презрительно сморщилась. Чуткий нос улавливал все, что происходило за густым подлеском. Запах людей, эльфийский дух и запах множества тревожащихся уже коней. Не самый удачный расклад. Досадно, подумала она, и еще раз чихнула.

Кони могли поднять тревогу. Не хватало только, чтобы затоптали ценный ингредиент...

Чутко прядая ушами, серебристая тень скользила между кустов. Да что там происходит, гхаш* им в промежность?

***

- Ну?

- Нет у него ничего, - прошипел Мики.

- Раздевай, да что ты цац...

- Осторожненько, - теперь под руку не только бубнил Ашер, но и шипел Тим. - Хоть вещички продать и то выгода. Тащи его подальше от входа.

***

Желтые глаза пристально смотрели на копошение темных теней возле входа. Именно оттуда исходил темный запах магии, перебивающий вожделенную червянку. Волчица недовольно выдохнула. На то чтобы извлечь корень, не повредив, у неё осталось меньше получаса! Да ещё и обратная трансформация отберет драгоценные минуты. Время утекало темным песком, и ей это не нравилось.

Тут глаза волчицы слегка округлились. Да они что, с дуба рухнули?! Неужто всех их мозгов не хватило на то, чтобы додуматься НЕ трогать мелкого эльфенка, еще не научившегося контролировать себя?

А ведь кто-то из них еще смеет называться магом.

Ска-и*, как это было все некстати.

***

Входная дверь скрипнула. Или это была не она, а заслонка из стойл, в котором затанцевал обеспокоившийся конь? Мик склонился над эльфёнком, Ашер – над Миком, подсказывая, как справиться с парой хитрых замочков. Тим же коршуном следил, чтобы ничего лишнего не ушло в одни руки. Они были увлечены, тем более что Тим вроде как применил один из своих хитрых артефактов…

Что заставило Ашера обернуться, он и сам не знал. Наверное, Боги его все же хранили, хоть и не слишком усердно. Их компанию сверлил из кустов задумчивым взглядом белый волк.

***

Она чуть приподняла верхнюю губу, обнажая клыки, и глухо зарычала. Этих мелких пу-шдаг* срочно требовалось спасать от их собственной глупости.

Волчица нутром ощущала поднимающуюся в детеныше волну стихийной магии. Кончики ушей еле заметно покалывало. Это было неприятно.

Время, время тикало в небесах, а здесь эти несчастные обворовывают эльфенка, не понимая, что безопаснее было бы попытаться чешуйку со спящей варрагны сколупать.

Там есть хоть какие-то шансы выжить.

***
Эльфенок под руками у Мики заворочался, снова закашлялся, казалось, что его сейчас трясти начнет.

"Может, припадочный" - Мик поморщился, мало ли какая тут зараза, обернулся спросить стягивать ли трусы. И едва не обделался. Перед Ашером стоял зверь, на вид он был как волк (откуда в городе волк?!), большой волк. Со страху Мику показалось, что зверь почти, что с лошадь размером.

Тим вскинул руку, Мик заметил это краем глаза и то, как сгустился воздух, чтобы полететь в сторону ощерившейся пасти. Но впечатался он не в морду зверя почему-то, а в спину Ашера. Мик может и возмутился бы, но Кот его разберет, было ли тут колдовство, а вот возможность удрать, да, была. "Может это такая эльфийская охрана?"

- Отлезь, - прошипел Тим на диво отчетливо, когда горе-подельник попытался прибиться к нему в круг невидимости.

URL
2015-05-08 в 01:56 

злоехидный телепат
Надо мне сыскать колдуна-оленя (с) Мельница
***

Волчица, не шелохнувшись, продолжала пристально смотреть на странного вора, которого так легко сдали на съедение подельники. Кстати да, умом последние и правда не отличались - если пытаться лепить столь слабое заклинание на двоих, его просто порвет. Веселым побочным действием разрыва было возникновение небольшого вихря из лепестков горных фиалок.

Она сама лично знала создателя странного каста. Веселый был безумец. Жаль, сожгли.

Так и не узнала она, почему же именно фиалки...

***

Ашер взрыкнул и попытался было отскочить подальше от клыков незнамо откуда взявшегося волка, но поскользнулся. Это был не его день. Абсолютно не его.
Дверь конюшни снова скрипнула, но на это из присутствующих внимание обратил разве что волк. А вот впорхнувшая, верещащая стайка птичек, маленьких, пушистых, похожих на солнечно-желтых совят привлекла внимание всех. Всего их было одиннадцать. Трое описали круг над стонущим эльфенком, до сих пор лежавшим без сознания, четверка закружилась вокруг сбившихся вместе Мики и Тима, Ашеру и волчице досталось по два птенчика. Порхай они медленнее, кто-то из присутствующих мог бы даже рассмотреть, что это вовсе не странные птички, скорее, чистый свет, принявший такую причудливую форму. Но если рассмотреть «совят» не удавалось, то почувствовать исходивший от них жар легко мог любой, мимо кого они проносились.

Тим сжался и побледнел. Мик дернулся было бежать, но его сцапали за локоть.

- Дурень, - просипел колдун, осыпанный дурацкими синими лепестками, невесть откуда взявшимися. - Шкуру спалят. Стой.

Мик высвободился, двинув локтем Тиму по ребрам. Тут на его глазах Ашер попытался отмахнуться от этих пичужек, даже задел одну, но вдруг взвыл и прижал к животу ладонь.

- Что происходит? - в дверях против света, чуть покачиваясь, стоял высокий худощавый мужчина. Вот он-то и спрашивал.

***

Покалывание на кончиках ушей стало острее, волчица невольно помотала головой. Время, время... Скрип двери. Отзвук магии. Вдруг перед глазами вспыхнуло и замелькало. НЕСТЕРПИМО БЕСИТ. ОТДАЙТЕ МОЮ ТРАВУ, ТРОЛЛЬИ ДЕТИ.

Энергия, расходившаяся от детеныша, вдруг начала пульсировать. О Элберет, ну вот только взрыва не хватало!

И она рванулась напролом, глухо рыкнув от опалившего морду жара. Гхашевы* птицы, гхашева* магия, гхашевы* тупицы! Вор жалобно взвизгнул и попытался исчезнуть с ее пути, но огненные всполохи не давали ему шелохнуться, поэтому он просто жалко скорчился на земле.

***

- Что здесь происходит? - услышала она в прыжке.

О небо, если ты маг, то какой ты идиот.

Попавшие на эльфенка лепестки фиалок уже начали понемногу обугливаться.

Судя по направленности огненной магии, использовавший ее хотел защитить мальчика, но почему вместо этого он просто не...

Одним прыжком она перемахнула расстояние до поилки и, что было сил, толкнула ее плечом. Льдистая вода хлынула, покрывая собой все поле боя.

Это стало последней каплей для обескураженных рецидивистов. Тихо поскуливая от ужаса, они порскнули во все стороны, как тараканы от сапога нерадивой хозяйки.

Волчица подбежала к детенышу и аккуратно обнюхала мокрое лицо. Магия успокоилась. Им невероятно повезло, процесс выхлопа мог начаться с минуты на минуту.

***

Одновременно думать двенадцатью головами то еще удовольствие. Элиар прямо-таки чувствовал, что на все эти головы (даром, что одиннадцать из них были маленькие) мозгов у него не хватает.

Его пташки разлетелись в стороны, так и не успев ничего сделать, чтобы утихомирить Ави, с его разбушевавшейся магией, но та вдруг как-то резко сошла на нет. Двенадцать голов повернулись в сторону нежданного мохнатого помощника.

Когда Элиар только почувствовал всплеск стихийной магии, он был в комнате. Добежать раньше, чем случится непоправимое, он не успевал, так что отправил вперед своих птах.

И за поспешное решение едва не поплатились взрывом и пожаром.

На конюшне. С Ави в центре. Чудно же просто.

Огненных пташек поубавилось. Теперь осталась по одной возле каждого человека, а рядом с Ави и волком – три.

Побледневшая и ставшая почти прозрачной (а главное, не обжигающей) одна из птиц опустилась айри на лоб. Тому только простудиться для полного счастья не хватало.

- Это оборотень! - взвизгнул неопрятный старик в углу. Его скорченная фигура была невероятно нелепа, картину дополняли мелкие синие лепесточки, прилипшие к сальной физиономии. - Он х... сейчас сожрет вашего друга!


***

Волчица подняла на кричавшего холодный взгляд и чуть-чуть приподняла верхнюю губу. Они не нравились ей, но больше всего магичку бесил их запах.

Запах!

Внезапно глаза ее расширились от ужаса. Визжавший дед стоял в луже из разлитой поилки, в которой, прямо под его ногами, одиноко плавал маленький стебелек, вырванный в суматохе кем-то прямо с корнем. НЕ ШЕВЕЛИСЬ, ГХАШ* ТЕБЕ В ПОЧКУ, РАЗДАВИШЬ ЖЕ!

Волки, впрочем, кричать не умеют, только рычать. Миг - и один прыжок вперед. Время, время! Еще можно было успеть!

***

Тим понял, что это конец, но он не собирался сдаваться. Убегать ему было некуда, он отпрянул, запутался в собственных ногах и почти рухнул на пол, но вскинув руку прямо в морду кинувшемуся на него волку, активировал заклинание.

***

...заклятье, брошенное в волчицу, внезапно отразилось в близстоящее дерево. Оно глухо заскрипело, но выдержало. Фу, какое неизящное плетение магии, фыркнула волчица, подныривая под ноги старика. Тот взвизгнул снова и зачем-то подпрыгнул. Но все эти манипуляции уже были излишни: белое пятно уже мелькало в кустах за конюшней. И, унося драгоценный корень, она не думала уже ни о чем.

Возле руки эльфенка остался лежать небольшой амулетик с тускло поблескивающим разбитым камнем на порванной цепочке. Изящное или неизящное там плетение, но осторожность превыше всего.

Фу, варвары. Такой хороший амулет разрядили...

И она еще раз фыркнула.

***

На одно действующее лицо, в смысле морду, стало меньше. Задыхающийся, побледневший от волнений старик, сперва оперся о ту самую поилку, а потом поднял взгляд на застывшего эльфа.

- Я... я п-прогнал оборотня, ваше благородие, - от волнения его рот подергивался. - Он н-не успел...

Чего там оборотень по версии мага не успел, так и не узнали. Вмешался Ашер. Он то ли разозлился окончательно, то ли просто разумения лишился, но стоило Элу с ним поравняться, как, несмотря на расползшийся по руке ожог, громила вскочил с пола и попытался сбить противника с ног. И кинулся, а потом и сам не понял, как получилось, что он не вмазал по скуластому лицу, а пролетел мимо. Эльф очень шустро увернулся, а самой туше будто бы духи дали хорошенького тычка (хотя почему будто? духи воздуха и дали), да такого, что Ашер вписался прямо в загородку одного из стойл. Послышался хруст.

- Не шевелитесь, если жизнь дорога, - предупредил Элиар. Этих людей ему было не жалко, но, как ни странно, люди, убивая друг друга направо и налево, очень болезненно относятся к тому, что то же самое проделывают чужаки.

Уж лучше потребовать объяснения с трактирщика, чем совать взятку страже, чтобы унялась и не тащила в тюрьму, как убийцу.

Магический барьер, поставленный вокруг Ави, пропустил Эла. Прежде чем привести эльфенка в сознание, Эл внимательно осмотрелся. Земляной пол раскис, теперь айри был не только полуголым, но и грязным, как поросенок. Только рядом с темноволосой головой что-то блеснуло. Амулет, Элиар наклонился подобрать его. Ави ничего не носил на шее, значит, вещица не его. Подушечки пальцев кольнуло чужеродной магией, стоило дотронуться до айри.

Эл поднял подопечного на руки и обернулся к неизвестным. Двое мрачно зыркали на него, но молчали, и не двигались с места.

- Идите впереди меня, господа, до дверей трактира. Того, кто попытается напасть – потащат, скованным и по земле.

В качестве доказательства третье бессознательное тело духи поволокли к выходу из конюшни без особых церемоний.

Увидев сию скорбную процессию, обескураженный трактирщик лично вышел навстречу.

– Можно ли их где-нибудь запереть до появления стражи? – вежливо поинтересовался Элиар. – И моему другу нужна горячая ванна.

– Сейчас все будет. Майна! Помоги гостям! Простите, господин…

– Позвольте, я позабочусь о своем друге и спущусь для разговора.

Элиар направился в комнату, где при помощи расторопной девицы занялся здоровьем Ави нынешним и будущим.

Возможности спросить про амулет у грабителей не представилось. Стражники явились на диво быстро, и троицу утащили к тому моменту, когда заклятье с айри было благополучно снято. Впрочем, когда Элиар рассмотрел амулет получше, то пришел к выводу, что такой изящной вещицы у нищего колдунишки точно не водилось. Будь она у него, продать её было бы куда более разумным способом наживы, чем нападать на эльфов.

Айри Эл оставил в комнате полубессознательным, напоенным целебным отваром из трав, а сам пошел встречать своих драгоценных посыльных, надеясь, что хотя бы они принесут благие вести.


Пояснение: маг-волчица ругается на черном наречии орков. Нагло спертые ругательства из работ Профессора Толкиена.

Гхаш – огонь в самом мрачном и грязном значении.

Ска-и - просто досадливое междометие, не переводится, типа нашего «блин, ё-моё».

Пу-шдаг - выгребная яма, полная отходов.

URL
2015-05-21 в 11:27 

а жаба когда-нибудь смотрела вам в глаза?
Заданием Элиар озаботил сразу, как они приехали в Семиар и отправились устраиваться на постой. Гостинницу выбирал Элиар, а потому что уж говорить, что она разительно отличалась от свиной головы. Место было чоезвычайно приличным. От конюшни не пахло навозом за полмили, окна были забраны настоящим стеклом, внутри витал запах пристойной пищи а посреди общей комнаты в полстены висела гордость хозяина. Настоящая карта города, с обозначением улиц, зданий и даже аптек и трактиров. Что уж говорить, что цены здесь были таковы, что даже предпочитающий уединение эльф снял отдельную спальню только для Ави, а сам решил ютиться в одной комнате с Лиаром и Тессой. Подробно рассказав, к кому и зачем он просит Тессу сходить, Элиар желчно пожаловался на пропажу полукровки, и удалился в комнату к Ави. Эльфенок до сих пор переживал из-за случая с юбкой, да и вообще, как и вся эльфийская молодеж, воспринимал многие вещи слишком серьезно.
Ави Д'иоре был все же слишком молод для путешествия в человеческие земли, и Элиару периодчески приходилось нелегко. Тереса, признаться, до сих пор не могла понять, что подвигло главу дома выбрать именно этого эльфа для сопровождения сына. Альтерр переживал за мальчишку и полагал, что здесь какая то темная игра, но пока никакой действительной угрозы эльфенку девушка не заметила. Впрочем, это эльфы. Вероятность того, что и интриги то никакой нет, а лорд Д'иоре просто решил повоспитывать сына весьма реальна.
Попялившись некоторое время на знаменитую карту, по которой до Элиаровского приятеля было не так чтобы близко, Тесса поняла, что запомнить это кривое переплетение улочек не в состоянии. Определив для себя направление и пару ориентиров, она привычно закинула ковер на плечи и вышла из гостинницы.
Весна брала свое и город заливало солнце, превращая унылый камень улиц, отполированный за годы до полной гладкости, в изысканную мозаику. Похожая была в летнем дворце, куда Терессу с сестрами регулярно отсылали для подвижных игр на свежем воздухе. Дорожки в парке там были выложены из таких же серых камней, и на них после дождя сидели лягушки. Собственно, там впервые в жизни Тесса умудрилась нашкодить как обычная девчонка. Сестра кричала, как нанятая, когда Тесса ловила лягух и подносила к своему лицу. А потом, ночью, они убегали от нянек и пытались сбежать в деревню, чтоб посмотреть как девушки танцуют нагишом под тремя лунами.
Тесса подняла голову и посмотрела на небо. Здесь луна была одна, а у неба не было сиреневого оттенка. И облака, целые облака золотого, с перламутровым отливом пара с магических источников здесь не проплывали. Зато этот мир жив, и эльфы не дадут его разрушить.
По дороге к главной площади девушка закупилась леденцами на палочке. Карамельные петушки из пережженого сахара и меда, еще одно воспоминание детства. Попробовать их там, дома ей так и не удалось, няньки были бдительны. Зато теперь, в каждом городе она набивает ими карманы как ребенок. Сунув в рот первого петушка, Тесса ухмыльнулась. И заметила мальчишку, глядящего на нее раскрыв рот. Мальчишка был плоховато одет для обитателя этой части города, но чисто и впечатление трущебного воришки, забредшего пощиать карианы не производил.
Тесса подошла и молча протянула один из леденцов. Тот так же молча взял, в ожидании глядя из-под нестриженной челки.
- Город хорошо знаешь? - девушкаподкинула на ладони монетку.
Мальчишка кивнул.
- Где западная улица Аптекарей знаешь?
Опять кивок.
- Проведешь?
- А то! Я весь город знаю. -мальчишка гордо надул щеки. - Лучше меня вам проводника не сыскать!
- Ну пошли тогда. Проводник. - девушка еще раз подкинуа монетку. - как до места доведешь, серебрушку дам.
- Пошлите, пошлите, - подорвался ребенок, на ходу облизывая петушка. - за час дойдем, я короткую дорогу знаю. До речки, а там через мост и сразу на улицу аптекарей выйдем.
Тесса подумала, что для молчаливой дороги стоило взять побольше леденцов. Затыкать ребенку рот другим способом она не умела.


Западная улица аптекарей оказалась весьма приличным местом. Впрочем, как ей успел пояснить Мик, второй сын булочника-из-дома-где-пекут-самый-лучший-хлеб-обращайтесь-только-к-нам-отец-даже-скидку-сделает-его-дорогому-другу-ты-ведь-симпатичная-и-доставка-у-нас-есть, с западной стороны речки Стрелы, весьма непохой район. С севера там даже поселилась дочь бургомистра. Распрощавшись с провожатым и сунув ему на прощание припасенного петушка, Тереса принялась осматриваться. Основной приметой дома, в котором проживал господин Эльгон, были витражи с аптечными весами. Цеховой знак и показаель респектабельности одновременно. Таких домов, пройдясь вдоль улицы и обратно, Тесса насчитала три. Ну, есть с чего начать. Основной приметой искомого господина Эльгона, правда, было то, что он являлся полукровкой, так что найти проблем не представлялось.
Постучав в ближайший дом с витражами, Тесса получила ответ почти сразу. Дверь открыл мальчонка лет двеннадцати и поинтересовался чего надо
- господина Эльгона, аптекаря.
Мальчишка как-то подозрительно нахмурился, а потом сообщил что хозяина позовет, захлопнул дверь и исчез.
Тесса осталась стоять на пороге, осматривая клумбы перед домом. Три довольно ухоженных куста дельфиниумов и пара пионов, только начавших набирать цвет. На этой улице вообще, к удивлению Тессы возле домов росли цветы.
Любование прервала откравшаяся дверь, за которой оказался мрачный тщедушный старик, поинтересовавшийся и Тессы, на кой ей господин Эльгон. Что то во всем этом заставило ее насторожиться.
- Хозяин послал, - улыбнулась девушка, - мы в городе проездом, а в прошлый раз он закупал свои микстуры именно у господина Эльгона.
- Так что же ты не знаешь, где он живет? - скривил губы старик.
- Мой хозяин эльф, достопочтенный. - Тесса мысленно прикинула, насколько сильно этот старик не любит полукровку. - Ему в прошлый раз принесли, вот он и ищет... не поможете?..
- Не найдешь. - аптекарь брезгливо сморщился. - В городе этого полукровки больше нет. И своему хозяину скажи, чтоб нормального аптекаря искал.
- Переехал что ли? - девушка тяжело вздохнула, мысленно перебирая, какая напасть могла случиться с полукровкой.
- Нет... Не знаю. Собрался и нет его. - старик посмотрел на Тессу, - что за микстура нужна?
- Ну.. -девушка наклонилась ближе и зашептала нащвание сложнкйшей эльфийской микстуры от предполагаемого недуга, вызванного долгим путешествием в седле.
- Завтра приходи, сделаю. - судя по ухмылке старого аптекаря об эльфийском геморрое завтра будет знать пол города. - обойдется в полторы короны.
Тесса благодарно кивнула и пошла вдоль улицы, уже внимательней осматривая дома. Что могло случиться с почтенным аптекарем-полукровкой с вполне респектабельной улицы такого, о чем соседи знают, ноговорить не хотят?...

   

Шедевральный идиотизм

главная